Зубная фея

Я редко кому рассказывала эту историю, пожалуй, только самым близким. Помню этот день, как будто это было вчера. Если бы мне кто рассказал — не поверила бы, но это произошло со мной и не поверить в это я, к сожалению, не могу.
Немного предыстории. На тот момент мне было лет 6, меня как обычно на лето привезли отдыхать на дачу к моей прабабушке (баба Вера) с прадедушкой (деда Коля). Немного о них: бабуля была глуховата и, чтобы поговорить с ней, приходилось сильно повышать голос, а дедушка был мастером на все руки, любил часами пропадать в своем сарае с инструментами и от него всегда приятно пахло табаком. Сейчас я как и раньше люблю приезжать сюда, но теперь вместо привычной картины стариков, сидящих на терраске с чаем, я вижу лишь пустой дом.
Солнечный день, я, как обычно спала до полудня в большой комнате наподобие зала, когда на кухне за дверью услышала разговор стариков, грохот посуды и сладкий запах блинов, доносящийся оттуда. У меня только начались летние каникулы и никакая сила не заставила бы меня подняться, кроме этого запаха.
Незамедлительно одевшись, я выскочила на кухню, где меня доброй улыбкой встретили деда Коля и баба Вера: «Смотрите-ка кто проснулся! Садись, будем есть блины твои любимые, только испекла». На столе были и блины и варенье и сгущенка и чай, но не было моей любимой селедки (я очень люблю есть блины с селедкой). Баба Вера, увидев мой ищущий взгляд, удалилась в комнату и, вернувшись оттуда со сторублевой купюрой, дала ее мне: «Сходи, сходи, забыли тебе купить селедку».
Немного о расположения моей дачи. Сам дом находится в узком переулке между двумя улицами, помимо моего дома в переулке друг напротив друга стоят 6 домов с дачными участками, мой находится аккурат по середине. Путь до магазина проходил между двумя соседскими домами, выходом на главную дорогу и еще метрами 50 по главной улице до самого магазина. Идти меньше минуты.
Я вышла за калитку, калитка в то время у нас была очень простенькая, деревянная и открыть ее, что изнутри, что снаружи, не составляло никакого труда, даже если запереть ее, так как запиралась она на задвижку. И такой же простенький деревянный забор, довольно низкий. На тот момент в деревне все друг друга знали и не было даже мыслей о каких-то грабителях или что-то в этом роде.
Ну так вот, я уже прошла около половины пути по переулку, как услышала за спиной дребезжащий старческий голос: «А меня угостишь блинами?» Я обернулась. За забором в открытом окне дома по правой стороне виднелась бабуля лет так 70-ти на вид. Ее лицо было добрым, она улыбалась, на голове повязан платок, на глазах очки с очень большими диоптриями, такими, что сквозь них глаза казались крохотными буравчиками. На тот момент она вызвала во мне положительные эмоции и я заулыбалась ей в ответ.
— А как вас зовут? — спросила я.
— Лидия Васильна, — ответила та и расплылась в широченной улыбке.
Даже в том возрасте я подумала, что у нее слишком маленькие зубы, словно детские для такой старухи, но не придала этому значения.
— Конечно заходите к нам, у моей бабули очень вкусные блины, а я за селедкой иду к ним, — сказала я.
— Правильно, со сладким лучше не есть, зубы испортишь. Ступай, я обязательно зайду отведать стряпню твоей бабушки.
Я поскакала дальше в магазин уже в приподнятом настроении, размышляя о том, какая я молодец, что пригласила эту старушку. Придя домой, я уже и думать о ней забыла, все мое внимание завоевал наш дачный безымянный рыжий кот, вернувшийся домой спустя несколько дней.
День клонился к вечеру, я сидела на заднем дворе нашего дома и купала свою куклу Барби в дождевой бочке. Я очень любила это делать. Помню, как мне нравилось отстегивать ей руки, наполнять их водой и потом пить воду таким образом. Даже сейчас помню эту воду с привкусом пластика. Но не об этом. Уже несколько дней у меня шатался зуб, а я очень любила раскачивать его пальцем. И вот, когда он снова начал болеть, я решила положить конец мучениям. Зашла домой, взяла из ящика в зале носовой платок, обхватила им зуб и со всей силы дернула. В тот же момент почувствовала металлический привкус крови у себя во рту и посмотрела на платок. Да, зуб был там.
— Бабаа! — закричала я радостно, выбегая на кухню. — Смотри, у меня зуб выпал!
Бабушка похвалила меня, сказав, что я становлюсь совсем взрослой и рассказала мне, что перед сном нужно положить зубик под подушку, тогда придет фея и оставит мне там вознаграждение. Я впервые слышала об этом и меня очень заинтересовал этот «ритуал».
Еле-еле дождавшись десяти часов, допив молоко и наскоро почистив зубы, я побежала в кровать класть зубик под подушку. Пока я ворочалась, уже перевалило за одиннадцать и становилось все темнее.
Наслушавшись к своим 6-ти годам разнообразных сказок о добрых феях, я рисовала себе в голове картину прекрасной девушки с золотистыми волосами по пояс, мешочком блестящей волшебной пыльцы, с палочкой в руке и крылышками на спине. Я еще не знала, что мне предстоит пережить в эту ночь.
Помимо меня в зале у стены напротив спала бабуля, а я спала на кровати у окна. Дедушка спал в соседней комнате. Я поняла, что он опять уснул, забыв включить свою любимую радиостанцию «Маяк». Тогда у меня, впрочем как и сейчас, были проблемы со сном. Даже если я очень устала и хочу спать, засыпать я буду около часа. Ночь была тихая, лунная. Свет лился сквозь окно, освещая соседнюю стену, где спала бабушка. Я лежала спиной к окну и размышляла о том, как было бы хорошо уснуть и тогда бы добрая фея наверняка пришла поскорее.
Я почти погрузилась в сон, как меня разбудил какой-то звук. Открыла глаза и прислушалась. Что-то происходило на улице. Это был звук шаркающих шагов по дорожке у дома. Я подумала, что скорее всего это дедушка пошел в туалет (санузел на даче у меня находится на улице рядом с домом) и немного успокоилась. Но шаги не отдалились от дома в сторону туалета, а напротив, я стала их слышать все ближе, почти прямо у стены у меня за спиной.
Меня сковала паника, я была очень впечатлительной девочкой и воображение начало рисовать в голове облики страшных чудовищ. Я хотела спрятаться под одеялом, но страх парализовал меня и я, не моргая, смотрела на стену напротив, куда падал свет от луны. Шаги шаркали все громче и по мере их приближения страх нарастал. Я уловила какое-то движение на стене и поняла, что это чья-то тень. Шаги ближе и тень становилась отчетливее. Невозможно было понять, кто это, так как тень отбрасывала только голова гостя в силу высоты окна. Я не смогла этого больше выносить и накрылась с головой одеялом, меня душили слезы, я тряслась, в горле повис ком и я тихо заскулила: «Баа… бушка… ба… буля…» Естественно она меня не слышала и продолжала спать.
Вдруг я осознала: а что, если это фея, а я так боюсь. Эта мысль придала мне храбрости, я уже было хотела взглянуть из-под одеяла, как услышала тихий стук в окно. Я вздрогнула. Стук повторился и уже не прекращался. Кто-то просто тихонечко и непрерывно стучал в мое окно. Вдруг меня обуздала злость: почему я должна бояться у себя дома какого-то гостя? Будь это монстр или фея, я должна посмотреть. Я скинула с себя одеяло и медленно перевернулась на кровати на спину, уставив взгляд на окно. То, что я увидела не было похоже ни на одно мое предположение. Это была клюка. Самая обыкновенная старческая клюка, кто-то стучал клюкой в мое окно.
Я впала в ступор и пыталась понять что происходит. Тут же клюка исчезла из поля зрения, судя по звуку, ее обронили на землю. Я услышала, как кто-то двигает ведро к окну. Я зажмурилась. За окном больше ничего не происходило. Не раздавалось ни звука. Я открыла глаза и увидела в окне ту самую старуху! Ее лицо было не такое, каким я видела его днем, но оставалось вполне узнаваемым. Кожа была скорее похожа на тонкую грязную корку на лице. Старуха пялилась на меня своими выпученными буравчиками, уже без очков, ее глаза сами по себе были такими неестественно маленькими. На ее голове уже не было платка и длинные, спутанные, седые волосы словно приклеились к ее голове. Вся она выглядела как-то неестественно, как будто была из папье маше. Старуха водила рукой по окну, словно шупала стекло и таращилась на меня. На ее лице не было ни единой эмоции, она просто смотрела на меня, выпучившись, словно чему-то удивлена, но этот взгляд был самым жутким из всего, что я видела когда- либо.
В этот момент мне показалось, что мое сердце не выдержит этого кошмара, я тут же зажмурилась и хотела закричать, но вместо крика из горла вылетел тихий хрип, словно я потеряла голос. Мне стало еще страшнее, я непроизвольно открыла глаза и посмотрела в сторону окна, на этот раз старуха приложила палец к губам, приказывая мне замолчать и оскалилась в подобии улыбки своими мелкими зубками. Я резко вскочила и побежала к бабушкиной кровати, тщетно пытаясь кричать, начала трясти бабушку, но она не просыпалась. Нет, она дышала и даже храпела, но совершенно не просыпалась. В отчаянии я побежала в комнату к деду. Начала трясти его, скулить, молить о том, чтобы он проснулся, но все было тщетно. Меня поглотила безысходность положения и я не нашла ничего лучше, чем вернуться к себе в кровать и спрятаться под одеяло. Пока я бежала до кровати, я смотрела в пол, чтобы снова не увидеть эту бабку. Я накрылась с головой и заплакала. Мое сердце билось так сильно, что, казалось, кровать трясется в такт ему.
За окном было тихо. У меня была истерика и я уже просто захлебывалась в слезах. Тут я услышала, что задвижка входной двери начинает трещать (она всегда трещала, когда ее открывали). Я замерла и наверное даже перестала дышать. Услышала как дернули дверь, как она открылась со скрипом и через секунду закрылась. Я не нашла ничего лучше, чем притвориться, что сплю, но из-под одеяла не вылезла. Все затихло. Мне на тот момент показалось, что прошла вечность, хотя я думаю, это было не больше минуты, как тишину нарушили шаркающие шаги. Я вжалась в кровать. Шаги приближались, я знала, что эта мерзкая старуха ищет меня. Сначала дверь открылась в самой дальней комнате, потом у деда, затем открылась дверь в мою комнату. Мысленно я уже тысячу раз прокляла себя, что не спряталась под кровать. Старуха замерла в дверях. По крайней мере я перестала слышать ее. Я думаю, она высматривала меня. Вскоре шаги начали идти в мою сторону. У меня внутри все оборвалось. До последнего момента я надеялась, что она не заметит меня. Я услышала как она подошла к моей кровати, как наклонилась надо мной, слышала ее хриплое дыхание. Даже сквозь одеяло я почувствовала запах старости и какой-то затхлой сырости. Не знаю, как это объяснить. Она положила руку на мое одеяло и начала его приподнимать, я уже была готова вскочить и убежать куда угодно, лишь бы подальше отсюда, но страх был сильнее и я продолжала лежать, зажмурившись. «Я знаю, что ты не спишь», — задребезжала бабка.
Я перестала дышать. Казалось, что легкие налились свинцом и я не могу сделать вдох. Тем временем она запустила руку ко мне под подушку на пару секунд и пошарила там, а затем снова достала. Я ни о чем не думала, я молилась, чтобы это был сон, чтобы это прекратилось. Моему счастью не было предела, когда я услышала удаляющиеся шаги. Я не двигалась больше и не заметила как уснула.
Проснулась я непривычно рано для меня — часов в девять утра, старики уже встали.
Я бросилась с кровати, выбежала на кухню и начала взахлеб кричать про бабку и про то, что она ночью приходила. Баба Вера с дедом многозначительно смотрели друг на друга, потом дед взял меня за руку и вывел из дома, начал успокаивать и говорить, что мне все приснилось.
Долго мы так просидели, пока он меня не успокоил.
В дом мне возвращаться не хотелось, но и выходить за забор тоже и я весь день ходила, как пришибленная, по участку.
Так мне ничего и не рассказали тогда и под моей подушкой ничего не оказалось. Но спустя много лет, когда я повзрослела, моя бабушка (дочь бабы Веры) рассказала мне, что прабабушка в то утро нашла у меня под подушкой пятьсот рублей, пятак и записку: «Возвращаю тебе долг, Вера. Это Лида. Прости за задержку, не было возможности вернуть раньше».
Оказалось, что баба Вера давала той самой Лиде денег в долг, а та не успела отдать. Сгорела у себя в бане. А при жизни она клала своим детям под подушку пятак взамен на зуб. Видимо, решила и долг отдать таким образом.
Никому и никогда не даю денег в долг.

Оставьте комментарий: