Женщина в зелёном

Эта история связана с квартирой, находящейся в самом центре Красноярска. Есть у квартиры и адрес, но я не буду его называть. Во-первых, у этой квартиры есть владельцы, и они могут оказаться недовольны тем, что я сообщаю об их собственности такие сведения. Во-вторых, я внимательно наблюдаю за всем, что происходит в этой квартире, и почти уверен, что она мне ещё поставит «материал». А если я назову адрес, обязательно найдется или какое-нибудь «Общество кармического сознания», которое захочет войти в контакт с «астральными существами», живущими в этой квартире, или ретивые батюшки, которые захотят её освятить… Так что скажу одно: находится поганая квартира в самом центре Красноярска, в его крохотном историческом центре, застроенном нормальными каменными зданиями, а не слепыми пяти— или девятиэтажными коробками. Попасть в эту квартиру просто: от большой транспортной развязки возле стадиона «Локомотив» — три минуты ходу.
События же в квартире (по крайней мере, известные мне события) начались два года назад, когда эту квартиру сняла одна девушка. Сама она была из недавно закрытого Красноярска-26, ныне названного Железногорском, но все равно закрытого — для проезда в этот город по-прежнему требуется пропуск. Но жить в этих городах особенно не на что, работать негде, рынок сбыта очень узкий, и молодежь старается оттуда сбежать; за последние годы довольно много людей в возрасте до тридцати лет прибыли в Красноярск из этих закрытых городов-спутников Красноярска. Девушка по имени Лиза (фамилию не буду называть) снимала эту квартиру, а сама работала стюардессой.
Все бы хорошо, да только каждый раз, как приходило время ложиться спать, чувствовала Лиза: в комнате кто-то есть ещё. Первые несколько дней было это не более чем неясное ощущение — вроде кто-то смотрит на неё в упор, и девушка уже не чувствовала, что она в квартире одна.
Примерно через неделю стало хуже: вдруг в комнате возникала некая женщина в зелёном одеянии. Женщина как женщина, только вот шея у неё была какая-то неестественно длинная и верткая. «Не по-человечески»,— уточняла девушка Лиза. И взгляд был какой-то странный, неприятный. Не то чтобы страшный был взгляд, но и не прибавлял он желания ближе познакомиться с этой женщиной. Да и само одеяние… Было оно длинное, до самой земли, и совершенно непонятно, что это — платье такого странного, очень уж свободного покроя? Юбка и кофта с длинными рукавами? Некое ночное одеяние? Лиза даже не могла понять, из какой ткани сшито это одеяние. А если девушка не знает, из чего сшита одежда, это, знаете ли, наводит на размышления… Одним словом, было нечто зелёное, струящееся, спадающее до земли; это зелёное имело рукава, и торчали только кисти рук. Из ворота поднималась шея длиной добрых двадцать сантиметров и вполне человеческая голова. А вот ног не видно было совершенно.
Судя по всему, эта женщина не умела говорить. По крайней мере, она делала Лизе множество знаков, напоминавших знаки азбуки глухонемых. И все кивала, улыбалась, манила куда-то. Собственно, Лиза хорошо знала, куда её манят: во вполне определенный угол комнаты. Может быть, девушка и пошла бы туда, но тут сама «зеленая» женщина спутала собственные карты: всякий раз, когда дама с неестественно длинной шеей вставала в этом углу, выражение её лица менялось — становилось хищным, недобрым, и на губах появлялась коварная улыбка. Эти изменения так насторожили Лизу, что она решила ни при каких обстоятельствах не подходить к этому углу и даже близко.
Так что, видимо, нам не удастся скоро узнать, что такого особенного в этом углу. И в другие вечера появлялась женщина в зелёном, по-прежнему вовсю жестикулировала, что-то пыталась рассказать и по-прежнему манила Лизу в один из углов её комнаты. Но Лиза так никуда и не пошла, и угол остался, что называется, непроверенным. Единственный способ выяснить, что в этом углу такого особенного,— это встать в него, войти в пространство, куда манит «зеленая женщина». И, честно говоря, у меня не исчезает ощущение ученого, проводящего наблюдение. Так же, как Джейн Гудолл с интересом наблюдала за нравами шимпанзе Восточной Африки, Джеральд Дарелл за брачным поведением ящериц, а Люсьен Фабр за тем, как песчаные осы обездвиживают и едят пауков, так же вот и я с интересом наблюдаю за квартирой и жду, кто же вляпается в этот угол?!
Тут надо ещё сказать, что у Лизы был парень, и появление у Лизы своей квартиры весьма радовало обоих: платонические отношения как-то несколько поднадоели и девушке, и парню. И, понятное дело, Лиза попросила поклонника побывать у неё в квартире, и все уверяла парня, что это она не просто заманивает его на свою жилплощадь, ей и на самом деле нужна его помощь в непонятном и, может быть, даже опасном деле.
Но в том-то и дело, что в присутствии парня женщина в зелёном так ни разу и не появилась. Парень, естественно, хотел воспользоваться случаем, но Лиза отнеслась к перспективе заниматься любовью просто панически: она была уверена, что женщина в зелёном наблюдает за ней и в любой момент может опять появиться. Так сказать, из невидимой опять стать видимой. Жених понимал это с трудом, и дело дошло до почти неизбежного в таких случаях вывода: «Ты меня больше не любишь». Трудность состояла ещё и в том, что выяснять отношения и произносить какие-то откровенные слова Лиза тоже ужасно стеснялась. Положение стало просто почти неприличным, и пришлось даже выбежать на лестницу за удаляющимся в разочаровании поклонником.
Парень не то чтобы до конца поверил… Он, похоже, и сейчас сомневается: а вполне ли вменяема его девушка? А то какие-то женщины ей чудятся, да ещё с гибкими шеями… Но, во всяком случае, парень простил и только очень интересовался, как поведет себя Лиза, если он снимет другую квартиру. Там тоже возникнут мистические проблемы, или можно будет обойтись без них?..
Но стоило девушке вернуться в квартиру без парня — и тут же её старая знакомая, женщина в зелёном, манила её, жестикулировала, тянула в угол. Кончилось тем, что хозяйка квартиры убежала ночевать к подруге, оставив женщину с нечеловеческой шеей одну.
Таким же образом она убегала ещё несколько раз, а после того, как женщина в зелёном стала хватать её за рукав и тащить с собой, все-таки съехала с квартиры. Причем, когда женщина в зелёном её тащила, Лиза чувствовала, что её волочит вполне материальное и далеко не хилое существо. А выражение глаз и всего лица у женщины в зелёном стало в этот момент такое, что Лиза чуть не хлопнулась в обморок и кинулась ночевать к подруге с особенной стремительностью…

Оставьте комментарий: