«Жду под землей»

Глубокий вдох и не менее глубокий выдох. Астма…

Вокруг меня, казалось, уютная детская и ничем не приметная спальня. Она принадлежит моей племяннице. В каждом углу разбросаны игрушки, детские вещички, повсюду глупые рисунки, ну, вроде, палка, палка, огуречик.

В этот вечер я обещала своей сестре посидеть с племяшкой. Пока та спокойно смотрела мультфильм про Дашу путешественницу, я наводила порядок в её "хоромах".

— Тааак…эти носочки грязные, шортики чистые, а футболка…ну, от греха подальше, постираю — приговаривала я себе под нос во время уборки — разберу-ка я рисунки.
Милые и с виду наивные детские рисунки. Ух, не представляете, как они меня умиляют. Одна стопочка готова…стоп, что это? В моем горле образовался непроходимый ком, руки, как мне показалось, стали бледными, холодными и затряслись, а в глазах на пару секунд потемнело. На рисунке была я (конечно, эти каракули трудно рассмотреть, но криво выведенные буквы "тетя Поля" не дали мне засомневаться и секунду), но эта…"я" была мертва. Нет, сюда подойдет фраза "зверски убита". На рисунке изображены мои внутренности, развешенные по стенам, из ноздрей вываливаются глазные яблоки, а на полу разлита огромная лужа, ну, судя по цвету, крови. А самое главное — возле нарисованной "меня" стоит моя любимая и единственная племянница с окровавленном ножом в руках, а рядом надпись: "Я всегда хотела убить тебя".

Медленно свернув рисунок, я положила его к себе в карман. И тут меня начали посещать мысли: откуда пятилетний ребенок взял идею для этого рисунка? За что она "всегда хотела убить меня"? Что я, черт возьми, сделала ей? Или это плоть детского воображения? Остается только гадать.

И тут я сделала то, что чуть не подарило мне инфаркт. Обернулась. За моей спиной стояла она. Моя обожаемая племянница. Она подарила мне улыбку и подошла к столу с рисунками. В этот момент я пожалела, что взяла тот рисунок себе.

— Поляя, а где мой рисунок? Я на нем тебя рисовала, он был моим любимым — с ноткой злости в голосе произнесла автор рисунка.
— Э-э…т-тут не было никакого…р-р-рисунка…
— ТЫ МНЕ ЛЖЕШЬ!

Это был какой-то не детский крик. Да и не человеческий…но после него я уснула. Довольно крепко и надолго. Проснулась я в каком-то помещении с кроваво-красным освещением и мой нос потревожил запах мертвечины. Что за…

— Привет, Поля — раздался тихий и добрый голос моей племянницы — я бы этого не сделала, если б не рисунок. Прости, я тебя любила.
— Что?
— Скоро ты сама поймешь.

После этих слов я оглянулась. Место, где я валялась без движений в точности повторяло те каракули на рисунке. Но я не испытывала страх. Я не испытывала ничего!

И тут я отчетливо вижу тень моей маленькой, доброй девочки. Она замахивается надо мной. В руках у неё нож.

— Прощай — вырвалось у меня. Это слово звучало очень жалко и тихо.

И тут я почувствовала нереальную боль в спине. Сознание помутнело. В моей голове эхом отражается слово "Прости" в исполнении…ну вы поняли кого.

Опять боль. Вокруг какой-то писк. Больница, врачи, родители и моя сестра. Я, кажется, жива. По словам сестры, она нашла меня в детской спальне, в руках у меня был тот рисунок,состояние — нож в спине, а мою племянницу обнаружили мертвой под окном. Самоубийство.

Этой же ночью мне приснился сон с ней. Она произнесла одну лишь фразу: "Я пожертвовала собой ради тебя. Жду под землей и скучаю".

Оставьте комментарий: