Явление

Вы когда-нибудь сталкивались с настоящим страхом? Не тот, что вы чувствуете, когда посреди ночи слышите странные шорохи или скрип старых половиц; когда вы встаете с кровати и идете на кухню попить воды, вглядываясь в темные углы комнаты, представляя себе, что там что-то есть.
Ваше воображение рисует картины того, чего вы большего всего на свете не хотели бы увидеть, однако чувствуете, что оно там притаилось. Это случай не явной угрозы. Вы внушаете себе этот страх сами, но я повстречал самый настоящий кошмар, который едва ли сотрется из моей памяти когда-нибудь…
Все началось после смерти моей жены. Как это бывает не редко в мире, она погибла в автокатастрофе. Я горевал: дни, недели тянулись невообразимо долго, а боль оставалась по-прежнему. Заглушая ее в алкоголе, я часто пил, так часто, что некоторые эпизоды из моей жизни кажутся мне теперь фрагментами болезненно прошедшего сна.
Район, где я поселился, был тихим и спокойным, но самое главное — это место не напоминало мне о Диане.
“Паркен плэйс” состоял полностью из частных двухэтажных домов, с крышами из керамической черепицы. К каждому дому дополнительно примыкал гараж. В основном здесь жили богатеи, но и для вполне себе состоятельного мужчины как я, можно было найти скромный комфортабельный уголок, куда я незамедлительно и поспешил переехать.
“Ты должен жить дальше”, — так мне говорили друзья, коллеги по работе. Благодарю своего босса за то, что он не стал погружаться в детали моего прошлого, заставлять очистить душу, вместо этого нагрузив побольше работой со словами: “Я понимаю, Майк, тебе сейчас тяжко, но все-таки работа есть работа и если к концу недели отчеты не будут у меня на столе — я тебя уволю”.
В будние дни я был полностью погружен в работу, а в выходные, отрешено глядя на экран телевизора, по которому показывали, как происходит брачный период у стрекоз, кажется, канал Discovery, опрокидывал в себя третий, а за ним и четвертый стакан виски. Так продолжалось до тех пор, пока я в конец не выматывался и засыпал, не добравшись до постели.
Мой сосед – Чак Спэрроу, такой же парень, как и я, когда-то живший на окраине темных улиц “Даррел стриит” и “Бансоу хилл”, где преступность была в порядке нормы – часто захаживал ко мне в гости выпить пиво, да и просто поговорить по душам. Его дом стоял напротив моего. Порой мне кажется, что если бы не Чак, события минувшего кошмара обошло бы меня стороной, но это слабое утешение, которое я применяю в особо тяжкие дни, когда боль накатывает на меня с новой силой, по большому счету я стараюсь не думать об этом.
В тот пасмурный день он постучал ко мне в дверь, и я открыл ему. Тучи только собирались на горизонте, погружая город в беспросветное узилище.
Мы расположились на мягких, удобных креслах, рядом с камином, потягивая из бокалов виски со льдом, хотя Чак выглядел обеспокоено и не притронулся к своему бокалу. В руке он держал газету новостей, которую печатало местное издательство о событиях этого чертового города.
-За последние пару неделей исчезло порядка двадцати пяти человек, Майк.
В нашем районе действительно стали ни с того ни с сего пропадать люди, но учитывая, что творилось со мной в тот период времени, я не обращал на это внимание.
-Что говорит полиция? – Равнодушным тоном спросил я, лишь для того, чтобы поддержать беседу.
-Полиция в замешательстве! Они объявили этих людей в розыск, но пока ничего не нашли. Хоть бы признак того что они живы – ни следочка не оставили, словно испарились из собственных домов! Их вещи по-прежнему на месте, но вот куда делись хозяева?
-Возможно они не пропали, а просто уехали, не вынесли больше жизни в этом мертвом городе и решили покинуть его – развеется, а вы их уже по всем моргам и больницам ищете.
-Нет, Майк, все вещи, абсолютно все: одежда, машины, мобильники, чемоданы и прочая дребедень осталась в домах. Как начинаю думать о том, что могло произойти с этими бедолагами, мороз по коже пробивает, и ведь не знаешь, где они сейчас. Живы ли? По городу ползут разные слухи. Говорят, в Паркен Плейс небезопасно, в районе орудует безжалостный маньяк – вот идиоты – маньяк! А некоторые сюда еще и мистику умудрились приплести, твердя, что зло приходит ночью за жителями и крадет их спящими. Справедливое зло – крадет только богачей! – Чак усмехнулся собственной шутке.
-Ну значит нам с тобой это зло не угрожает, Чак. Ведь по сути, какие из нас богатеи, так — середнячок. – Бросил я, подливая из графина в полупустой бокал. –Я думаю чушь это все. Скоро в газетах будут писать, что пропавших нашли в нетрезвом виде в лесу, танцующих вокруг толстого дуба.
Нашу беседу прервал чрезвычайно громкий раскат грома, словно где-то поблизости взорвали тонну взрывчатки. Я подпрыгнул на кресле, расплескав наполненный до краев бокал с виски себе на колени.
-Черт! – Выругался я, отставляя бокал в сторону и вытирая брюки платком.
-Сегодняшний вечер обещает быть веселым. – Засмеялся Чак.
***
Следующая неделя прошла, как в тумане. Разговор с Чаком не давал мне покоя, и я постоянно думал о тех людях. Глупость конечно, ведь я не воспринимал его слова всерьез. В стране часто пропадают люди, однако это не мешает мне жить и не заботиться об этом. Возвращаясь с работы, я купил в одном киоске газету, которую решил прочесть дома. Впереди меня ждали выходные с Discovery и бутылкой виски, и в эту программу никак не вписывалось что-то новое.
Я сидел перед телевизор. За окном уже смеркалось, когда что-то заставило взглянуть на газету, лежавшую на столе. Привлек один эпизод, описанный в ней. За последнюю неделю в районе “Паркен Плейс” бесследно исчезли еще четыре человека. Целая семья пропала из собственного дома, расположенного в двух кварталах от моего. Полиция проверила, замок оказался нетронутым, окна целы и невредимы, следов вора не обнаружена, и пока нет никаких догадок или предположений, что же могло произойти с мистером и миссис Блумвир, и их детьми: мальчиком Брэди и белокурой девчушкой Мэгги. Я часто пересекался с мистером Блумвиром по дороге на работу, ограничиваясь словами: “Здравствуйте” и “Всего хорошего”, но честно признаться был удивлен, прочитав в газете подобную новость о них. Мороз пробежал по коже.
-Что за чертовщина? – Пробормотал сам себе под нос, сделав глоток из стакана. Что-то заставило меня повернуть голову в сторону входной двери, и буквально через пару секунд оттуда раздался звонок. Оказалось, пришел Чак, чтобы сообщить мне ужасную новость о пропавшей семьей Блумвиров. Но помимо всего прочего было еще кое-что, что тревожило его сердце, о чем он умалчивал. В этот вечер Чак выглядел сильно взволновано. Он не мог усидеть на месте, постоянно двигаясь по комнате. Прохаживал взад вперед, словно остановившись, тут же упадет замертво. Убеждал меня, что эти исчезновения будут продолжаться и скоро коснуться его. Затем вдруг затронул тему об инопланетян и странных похищениях по всему миру, приводя доводы сомнительных очевидцев. Я пытался образумить его, убеждая, что никаких пришельцев не существует, однако он был настойчив, словно сам не раз сталкивался с ними. Нечто из ряда вон выходящее творилось в городе, а я старался всеми силами этого не замечать, теша себя грезами, что скоро все придет в норму.
***
У него нет имени и нет названия. Это не привидение и уж тем более не пришельцы – нечеловеческое направленное против человека зло, о котором говорят, но которое вовсе не знают и понятие о нем не имеют.
В ту злополучную ночь оно пришло и за мной. Развалившись на диване, было уже около двух часов ночи, когда я услышал шорох со второго этажа, словно нечто пыталось пробраться ко мне в дом через окно. Виски слегка притупил разум, и я не сразу обратил внимание на шум, безразлично уставившись в телевизор, по которому показывали, как леопард гнался за раненым оленем, но внезапно экран погас, оставив меня в темноте. Не хотя, я встал с дивана и до моего уха наконец донесся звук, шедший из спальной комнаты наверху.
Я подумал, что в дом залезли грабители и, предварительно вооружившись бейсбольной битой — доставшейся мне от покойного отца — решительно планировал дать отпор. Мокрые от пота руки тряслись и скользили, грозясь выронить биту и тем самым привлечь к себе внимание посторонних, однако звуки доносились уже с лестницы. Медленные шаги, аккуратно спускающиеся по ступеням на первый этаж. Пересекая последнюю ступеньку, я обомлел и выронил биту из рук, увидев кто передо мной стоит. Бледные черты лица, черные локоны спадали ей на плечи, изумрудно-зеленые сияющие блеском глаза. Сзади волочился длинный подол ее синего платья.
-Диана? – Прошептал я, чувствуя, что сейчас упаду в обморок или проснусь. Ее губы расплылись в улыбке.
-Любимый, — томным голосом протянула она. –Я так долго ждала тебя.
-Я думал, что больше никогда тебя не увижу. Думал, что навсегда потерял тебя. – С глаз невольно покатились слезы. Я подошел к ней, собираясь прикоснуться, но рука прошла сквозь тело.
-Мне так жаль, Майк, так жаль, но я теперь не здесь. – Словно эхом исходил ее грустный и звонкий голос.
-Пожалуйста, не уходи, Диана, пожалуйста, останься со мной, не уходи. – Я хотел обнять ее но ничего не получилось. Я лишь почувствовал ледяной холод, закрадывающийся внутрь сердца. Я был готов отдать все лишь бы остаться с ней, побыть еще не много, каждое мгновение было бесценно.
-Я не могу. Я должна уйти, Майк, я не могу здесь больше оставаться. – Ее слова пронзили мою грудь как меч, но я не хотел сдаваться. Диана плавно отошла от меня, поворачиваясь спиной. На минуту застыла пауза, казавшаяся невообразимо долгой, после чего она произнесла:
-Но ты можешь пойти со мной.
-Но я ведь живой? Разве это возможно?
-Да. Пойдем со мной Майк, и мы будем всегда вместе — вечно. – Она протянула ко мне свою бледную руку. Я собирался сделать тоже самое, но что-то едва уловимое удерживало меня от этой затеи. Я желал быть только с Дианой, кроме работы и алкоголя меня ничего не держало в этом мире. По какой-то причине я вспомнил о тех пропавших людях. Их лица отчетливо всплыли в моем сознание. Я не мог до конца уловить, что же конкретно так тревожит мое сердце, что не дает пойти с моей любимой, словно разум затмил туман, не давая понять причину моих опасений. Я слегка приблизился к ней, начиная неуверенно поднимать руку.
-Давай же, Майк, — нетерпеливо произнесла она. – Идем со мной. Я люблю тебя.
Сердце екнуло от этих слов, и я резко отскочил назад, как ошпаренный. Я знаю Диану десять лет, и она никогда не говорила мне, что любит меня, предпочитая не разбрасываться пустыми фразами, а доказывать это на деле.
-Нет. Ты… ты не Диана. Я не пойду с тобой.
Меня охватил дикий ужас, насколько сильно я заблуждался, и какую страшную ошибку я чуть было не совершил, если бы отправился в неизвестность с этим существом, выдававшим себя за мою жену. Эти новости о таинственных исчезновениях жителей “Паркен Плейс” отгремевшие по всему городу теперь стали для меня ясны. Вот куда пропали все эти люди, наивно последовав за некой тварью, копировавшей их умерших родных. Диана оскалила зубы, протягивая ко мне руки, с остервенелым желанием вцепиться мне в горло и сжимать пока не услышит предсмертный хрип.
Я во время успел выскочить на улицу, вдыхая свежий воздух, и прямиком направился к дому Чака. Пересекая дорогу и взлетев на террасу, я постучал в дверь друга. С противным скрипом она открылась сама, заставив меня насторожиться. Войдя в темную прихожею, я стал озираться по сторонам в поисках друга, но его нигде не было. Спальня оказалась пуста, также как и зал, гостиная, уборная, кухня. Все вещи стояли на своих местах, в одной из комнат играл телевизор, показывая очередную рекламу, но никаких признаков Чака, словно он испарился. Ледяной воздух везде сопровождал меня, словно отвратительный отпечаток того, что здесь произошло.
Тело сотрясала дрожь, и я поспешил покинуть проклятое место, ощущая на себе насланный недавно морок.
Я брел по безлюдной улице, каждый раз заглядывая в дома, и каждый раз убеждаясь, что кошмар не обошел и этих обманутых людей.
Я не знаю, что это: зло, о котором все говорят или невероятно жестокие существа, копирующие наших близких и забирающие нас для своих дьявольских целей. Я переехал из этого мертвого района, где теперь никто не осмеливается жить и теперь “Паркен Плейс” лишь призрак.
Тот страх, что я испытал нельзя ни с чем сравнить — подлинный ужас того, что я пережил, и что буду помнить до самой смерти. Я боюсь, что оно вернется, боюсь, что все повторится заново, боюсь прочесть в газете про очередное исчезновение, и тогда я буду знать точно – они вернулись. Это снова началось…

Оставьте комментарий: