Я тебя люблю

Часть первая, студенческая.
В двухтысячных годах я учился в единственном высшем учебном заведении нашего небольшого провинциального городка и, как человек небогатый, позволить себе отдельную жилплощадь не мог. А значит, проживал в общежитии. Представьте себе: единственное девятиэтажное здание на весь город, четыре блока по восемь комнат на этаж, ежегодная текучка. Ух, сколько интересных историй про него рассказывали сами студенты!
Мы с соседом проживали в одной комнате. Он регулярно болтался где-то вечерами: то у знакомых, то просто по улицам с друзьями. Я же чаще оставался один. Поскольку ключи были у каждого, ждать соседа не приходилось, и спать я ложился в полном одиночестве, не тревожась, что придется среди ночи вскакивать с кровати, чтобы впустить его.
Так было и в тот вечер. Поужинал, посмотрел телевизор, поменял местами тетради с конспектами и лег спать. Проснулся неожиданно для себя. Никогда ночами не просыпался без причины, и вообще сплю так, что даже атомным взрывом не разбудишь, а тут нате вам — полночное бдение. Причину произошедшего осознал сразу: по коридору кто-то шел в сторону нашей комнаты. Первую мысль, что это сосед, отмел тут же. Шаги были тяжелыми, гремящими, а сосед у меня небольшого роста и среднего телосложения.
Звуки шагов приблизились к двери. «Ну, в комнату он точно не зайдет, ключей у него нет», — подумал я. И тут дверь начала открываться. Звука открываемого замка не было, но дверь открылась — это факт. Ужас оттого, что некто неизвестный явно немалого роста и сложения играючи вошел в комнату, заставил меня буквально вжаться в кровать.
Шаги раздались снова. Он приближался к моей кровати. Бежать было некуда. Кричать бесполезно, все давно спят. Молиться? Да все услышанные мной когда-либо мысли просто вылетели из головы. Осталось лишь всеобъемлющее чувство ужаса. Он стоял возле меня, я слышал его тяжелое дыхание. Тело парализовало. Сдернуть с головы покрывало, чтобы хотя бы увидеть, кто пришел по мою душу? И тут, не давая мне додумать мысль, чужие руки схватили меня за шею и начали душить. Нет, не душить, а вдавливать в кровать с нечеловеческой силой. В полной тишине было слышно лишь его тяжелое дыхание и скрип прогибаемой сетки кровати. В голове билась одна мысль: «Помогите!» — но с губ не срывался даже хрип.
И тут на грани сознания вспыхнула фраза: «Я тебя люблю». Что? Это шутка, бред умирающего сознания? Дышать уже было нечем, легкие горели огнем, тяжесть давящих рук была невыносима. Но фраза выскакивала вновь и вновь: «Я тебя люблю». Пытался ее произнести, но губы предательски не двигались. Повторял снова и снова, но безрезультатно. В голове была пустота, кроме одной мысли. Откуда-то пришло понимание, что это именно та фраза, после которой все прекратится. Собрал все свои силы, все свое отчаяние, весь ужас пережитого, и отчаянно просипел: «Я тебя люблю». И все пропало: руки, тяжесть, дыхание, ощущение чужого присутствия рядом. Тело начало оживать. Вскочил с кровати, понесся к выключателю. Включив свет, увидел закрытую на замок дверь и мирно спящего соседа.
Остаток ночи, почти четыре часа, просидел, мелко дрожа, в углу комнаты с ножом в одной руке и коробком спичек в другой. Проснувшийся утром сосед весьма удивился, увидев такую картину, но удовлетворился рассказом о страшном сне. Больше ничего подобного в этой комнате со мной не происходило, а на следующий год я переехал в другой блок, подальше от этого места.
* * *
Часть вторая, житейская.
После описанного выше случая никакой потусторонней ерунды со мной не приключалось, и я ничтоже сумняшеся списал его на игру моего воображения и/или неудачный ужин.
По окончании ВУЗа, не горя желанием отдавать год жизни служению Родине (гордые защитники Отечества, простите меня), устроился работать в сельской школе. Даже получил по случаю жилплощадь, полагающуюся молодому специалисту. Дом, кстати, построен был на месте старой церкви и кладбища, раскуроченных при советской власти. Плюс в моей половине повесился какой-то мужик — подробности этой весьма увлекательной истории, мне впрочем, узнать так и не удалось. «Ну, повесился и повесился, — отвечали местные, — подумаешь, событие какое». Но обо всех интересных сторонах своего жилья узнал я гораздо позже описанных ниже событий.
Итак, я, молодой, не нюхавший пороху и, в силу нелюдимости, одинокий человек, получил в свое распоряжение огромную жилплощадь. Перевезя нехитрые пожитки, расположился с максимально доступным комфортом и стал жить-поживать, да народ поучать. И тут все повторилось.
Очередной обычный вечер, все как всегда — посидел немного за компьютером, почитал книжку, совершил необходимые вечерние процедуры. Солнце еще не успело скрыться за горизонтом, а я уже погрузился в объятия Морфея. Проснулся среди ночи от скрипа. Казалось бы, дом старый, скрипы в нем не редкость, уже привык. Так в чем же дело? Вот оно: скрип повторился. Так скрипят половицы, когда на них наступают, вспомнилось мне. Это были шаги. Тяжелые, черт побери, те самые шаги. История повторялась, а я опять ничего не мог сделать. Тело снова парализовало от страха. В этот раз на мне не было покрывала, и сквозь веки я мог видеть нечто большое и темное, приблизившееся к моей кровати. Его тяжелое дыхание я узнаю даже в переполненной народом зале. И снова руки, и снова тяжесть на шее и невозможность дышать. Думаете, это весело? Это страшно, это невероятно страшно — понимать, что ты не властен над своим телом, а это существо снова пытается тебя убить — и весьма успешно, стоит заметить. Но эта тварь не учла одного — я вспомнил, вспомнил, как в прошлый раз, задыхаясь и умирая, вспомнил одну фразу: «Я тебя люблю». Умирать в расцвете сил не было желания, а это существо явно не собиралось прекращать свои попытки лишить меня жизни. От злости на него и себя в голове прояснилось. И, о чудо — мне удалось шевельнуться. Кое-как вдохнув воздуха, я прошептал спасительную фразу, и снова все прекратилось. Сил подняться и что-то сделать у меня не было, и я просто отключился.
Прошло лет пять или шесть. Ничего необычного со мной больше не происходило, но, знаете, я больше не хочу никуда переезжать, да и в гостях на ночь никогда не остаюсь. Друзья обижаются порой, а мне спокойнее дома. Во второй раз, чем или кем бы это существо ни было, оно в этот дом не явится. В этом я абсолютно уверен.
Единственное, что меня волнует, так это та самая фраза: «Я тебя люблю». Почему именно она? На грани жизни и смерти именно эта фраза спасла меня. Каждый раз перед сном повторяю ее, как мантру. И знаю, что все будет хорошо. Я тебя люблю. Спокойной ночи.

Оставьте комментарий: