Вкусные

Итак, аноны. Пишу впервые, ибо со мной впервые приключилось что-то подобное.
Немного опишу ситуацию. Я живу с бабушкой, мамой и сестрой в одной квартире. Квартира старая, три комнаты и кухня, всё обустроено по-бабушковски, т. е. сервант с пыльными хрусталями и тарелками, скрипучие, мать их, деревянные полы, ковры на стенах, древняя ванна. Ну не до ремонтов нам. Потолки просто нереально высокие — метра по 4. Дед давно умер, я его не помню почти, отец ушёл, когда мне было 6, сестре год.

И недавно в гости к нам заехала тётя — мамина сестра старшая со своей дочкой (назовём её Катя). Так, на недельку погостить, поступать её дочка собиралась в местный универ. Получается вот такая невероятная концентрация баб в одной квартире.

В этот день я возвращалась с учёбы раньше, на улице было довольно холодно, поэтому домой меня гнал холод и… какое-то мутное предчувствие, что мне срочно нужно домой, тревога.
Захожу домой, тревога только усиливается. Даже не разуваясь захожу в зал и вижу картину: в дальней комнате возле кровати валяется без сознания Катя. Я кидаюсь к ней, начинаю тормошить и тут понимаю, что мы не одни. Я вижу что-то необъяснимое. Знаете, как показывают невидимок в кино? Виден силуэт, но он абсолютно прозрачный.
Я хватаю сестру и по полу выволакиваю её в зал, захлопываю дверь в комнату. Благо, межкомнатные двери оборудованы небольшими щеколдами. Невидимая херня начинает бесноваться и выть в комнате, не сильно громко, но этого достаточно, чтобы испугаться окончательно. Уволакиваю сестру в третью комнату, подальше от оттуда. Пытаюсь её вернуть в сознание.

Тут, наконец-то приходят мать с бабушкой, быстро объясняю, что произошло. Катю приводят в себя. Я поясняю матери, что НЕЧТО осталось в комнате, хотя и притихло.
Мои дальнейшие действия… не понимаю, откуда я знала, что нужно делать. Я взяла шланг с водой, потянула его к той комнате, где осталось это НЕЧТО. Мне было необходимо выманить его и я знала как. В комнате было тихо. И на первый взгляд — никого не было. Но оно здесь. Я это знаю. Вода врубается мощным напором и я из шланга начинаю поливать стены аж до потолка. Да. Оно здесь и когда оно попадает под струю воды — верещит и мечется. Я чувствовала себя в безопасности и гоняла эту хрень по комнате добрую четверть часа.

Потолок, стены, ковёр — всё было залито водой. Дальнейшими действиями мне удалось загнать это нечто в ванную и там запереть, предварительно включив горячую воду. Через несколько часов визги утихли.
В дверь постучали (из ванной) и вежливый голос попросил открыть. Я открыла. Старушка. Сухая. В розовой вязаной кофточке, с седыми кучерявыми волосами.
Приехали. Из ванной я её не выпускала, требовала объяснений. Старушка добродушно улыбаясь, объясняла, что хотела забрать сестру, т. к. ей нужно что-то кушать. Кушать. Катю.
И вот я, стою на пороге в ванную, читаю мораль старушке, о том, что людей есть нельзя. А она разводит руками и говорит, что можно, ведь они вкусные. Вкусные, блядь, люди.

За шиворот я эту старушку вытряхнула из квартиры. Она только улыбалась и говорила, что зря я с ней не соглашаюсь, что, мол, поживёшь с моё — тоже поймёшь, что вкуснее человечины ничего нет.
Я даже проследила, как она выходила из подъезда. Как садилась в синий грязный микроавтобус. Как она обернулась и подмигнула мне, смотрящей на неё из окна на четвёртом этаже. И улыбнулась. Широко улыбнулась, огромной пастью с кучей острых клыков.

А потом я проснулась. Обычная я, которая давно живёт одна. У которой нет никакой тётки и я никогда не жила в такой квартире.
Но я не писала бы всю эту простыню, не встреть я сегодня синий грязный микроавтобус со старушкой в розовом, которая подмигнула мне и улыбнулась. «Люди вкусные» — прозвучало в голове.

Оставьте комментарий: