Веселье только начинается

«Ну же, давай сюда, я жду!» — холодно прозвучало из уст Сергея. Он не был самым сильным в классе, но, из-за богатого отца, который про финансировал новые парты для всей школы, пользовался авторитетом, как у учителей, так и у одноклассников – «Или ты хочешь, что бы мы с «ребзей» показали твое место?». Лешка, худощавого телосложения, слегка взъерошенный и с мешками под глазами, стоял напротив и, пристально, смотрел на Сергея. Это был его первый день в новой школе. С родителями, он приехал из другого края страны, по причине, как объяснил он новым одноклассникам, папиной работы. «Ну, мне долго еще ждать?» — Сережин голос стал более раздражительным, и он протянул руку – «Или ты отдашь сам, или я отниму силой!». Дневник, в который новичок Леша записывал что-то, заинтересовал главаря 8А класса, в котором они оба учились, так как вскользь он увидел там свое имя. «У тебя был выбор…» — один из ребят схватил Лешу за шею, что бы тот разжал руки и отпустил дневник, который тут же упал на пол. «Ну что же, посмотрим что тут у нас….» — довольным голосом сказал Сергей и начал читать последние записи.
«Сегодня первый день в новой школе. Снова перемены. Снова чувствую себя не в своей тарелке. Классный руководитель, Людмила Сергеевна – приятная молодая женщина, думаю, с ней проблем быть не должно» — Он оторвал глаза от блокнота и, довольным голосом произнес: «Ребят, зацените, у нас тут поэт! Да он прям как баба! Дневничек ведет!». Все расхохотались, Леша все так же стоял, не показывая не единой эмоции. «Главный в классе – Морозов Сергей, его все уважают и боятся, по непонятной мне причине. Как по мне, так он самый настоящий пустозвон, который, как выяснилось позже, столь несостоятелен, озлоблен и труслив, что прикрывается своим папашей, который, наверняка, до сих пор думает, что у него подрастает дочка…» — Дальше Сергей читать не стал, так как все, стоявшие рядом начали дико ржать над услышанным. «Ах ты сука, ты думаешь это смешно!!!???» — швырнув блокнот на пол, прокричал он – «Сейчас я покажу тебе, что по моему мнению – смешно!». Несколько ребят схватили Алексея за руки. Монотонный Лешин взгляд не изменился, даже когда серия сильных ударов в голову свалила его на пол.
Треск школьного звонка раздался по длинным коридорам. Толпившиеся ученики 8А похватали свои портфели и побежали в класс. Никто не помог Леше поднялся на ноги. Спустя 10 минут, уборщица, видевшая весь инцидент, и знавшая какое положение в школе занимает Сергей, хладнокровно смывала с пола жирные кровяные капли, выпавшие из разбитого носа. Тихо, что бы учительница ни услышала, ребята шептались весь урок. Все были обеспокоены тем, что место Леши так и оставалось пустым. «Ничего, поплачет и вернется» — в полголоса сказал один из учеников и тут же получил замечание от учителя. За окнами уже было темно и, наконец, прозвенел долгожданный звонок последнего урока.
Неспешно топая по темной улице, Сергей уже напрочь забыл об инциденте и думал, о новом сотовом телефоне, который его отец обещал подарить на день рождение. На автомате он открыл домофонную дверь и очутился в полном мрака подъезде. Лампочка не горела. Закопошившись, что бы достать телефон и посветить, он внезапно вздрогнул и замер. Тело его покрылось маленькими трусливыми мурашками. Кто-то, легким холодным прикосновением, дотронулся до его руки.
«Кто здесь?!» — дрожащим голосом спросил Сергей, но в ответ услышал только собственное тяжелое дыхание, которое, волной страха рикошетило от стен негромким эхо. Судорожно, трясущимися руками, он пытался найти свой телефон и вот, наконец, нащупав его в сумке и достав, в помещении раздался знакомый, звучащий монотонно голос: «Привет». Сергей выронил телефон из рук и замер. «К-к-кто здесь?» — уже больше жалобным голосом спросил он – «это не смешно!». «Не смешно?!» — раздался шепот прямо над его ухом – «ты не переживай, веселье только начинается…»
У подъезда остановилась машина такси. Женщина, в красивом вечернем платье, слегка пьяная, вышла из машины, взявшись за руку, одетого в смокинг, мужчины. Это были родители Сергея, которые, как и обещали, к 10 часам, вернулись из театра. «Ну что же он не слышит» — мать была слегка взволнована, от того, что Сергей не открывает домофонную дверь. «Да наверное опять музыку слушает, не слышит ни черта! Давай ключами». Пара вошла в подъезд, который все так же не имел не единого источника света. Но сделав всего два шага, женщина споткнулась обо что-то мягкое и упала. «Блять! Что это здесь такое? Виталь, посвети, я споткнулась обо что-то мягкое, здесь что-то лежит». Муж щелкнул телефоном, и свет разлился по кафельному полу. Каждый житель подъезда слышал истошный женский крик.
Мрачная серая квартира. Обои местами содраны, да и те, что остались все серые, как будто висят четверть века. Из старенького радио не громко играет «Tip-Toe Through The Tulips». В старом, запачканном красными пятнами, халате, у плиты, стоит женщина и что-то варит. Звук открывающейся двери в коридоре. Шаги.
— Мамочка, я вернулся.
— Привет, солнышко, ну как первый день в школе?
— Ну мам, ребята меня обижали…
— Сынок… чье это лицо?
— Сережино… точнее было Сережино, теперь это мое новое лицо, мам!
— Алексей… ну мы же только переехали, ну почему каждый раз одно и то же?
— Мам, ну он первый начал… там еще и остальные, но их я пожалел. Я молодец, мамочка?
— Конечно молодец, сладкий мой… только ты не ровно вырезал кожу на лбу, неси скорее ножницы, я тебе подровняю. И будет еще одна отличная маска… еще одна маска в твою коллекцию. А сам пока собирай вещи… снова… нам придется уехать, сынок. Опять уехать.
— Мам, но ты ведь не сердишься?
— Конечно нет, милый, я люблю тебя…

Оставьте комментарий: