Веревка из конского волоса

Женщина выдавала дочку замуж. Это очень волнующий и трогательный момент для новобрачной, но для матери — очень напряженный. Понимаешь, что дочь выросла, осознаешь, что отдаешь ребенка в чужие руки, но никогда не знаешь, как сложится ее жизнь в замужестве и будет ли она счастлива.
Молодые вот-вот должны были подъехать к дому, где уже собралась приличная толпа нарядных гостей. Празднование решили устроить у невесты, в большом частном доме с обширным двором. Последнюю неделю помощники во главе с хозяйкой мыли, скребли, красили, стирали, гладили, а также закупали, жарили, варили, пекли, парили… Все получилось, все удалось, но в этот знаменательный день беспокойная хозяйка продолжала сновать из дома на улицу и обратно, в сотый раз окидывая зорким оком накрахмаленные занавески на окнах, натертую до блеска посуду на столе, веера разноцветных ломтиков закусок и горки ароматных разносолов на тарелках. Она снова выскочила из дома и быстро пошла по дорожке к калитке, пытаясь сквозь возбужденные голоса услышать беспрерывные сигналы свадебного кортежа, возвещающие, что молодые въехали на улицу поселка.
Дойдя до калитки, мать грянула под ноги и обнаружила на земле какой-то предмет. Мысли ее были заняты свадьбой и только свадьбой, поэтому женщина наклонилась, подняла вещицу, полная уверенности, что это поясок или часть женского украшения, потерянного кем-то из рассеянных гостей. Каково же было ее удивление, когда она поняла, что «это» напоминало не пояс и не часть бижутерии, а хитросплетение, подобие веревки из прочных конских волос. Мать покрутила ее в руках и машинально отметила, что на заре собственноручно подмела дорожку, не оставив ни соринки, ни пылинки! Женщина, помешанная на идеальном порядке и чистоте, возмущенно отшвырнула веревку в сторону, за забор, и принялась всматриваться в конец улицы, откуда должны были появиться украшенные машины.
Дальше было все, как полагается: встреча с хлебом-солью, танцы до упаду, тосты и поздравления. Первый день гулянья плавно перетек во второй день, а за ним пришло время, когда убрали, наконец, праздничные столы, навели чистоту и проветрили комнаты от застольного духа. Мать поняла, что смертельно устала. Бессонные ночи и напряжение последних недель выбили ее из колеи до такой степени, что в ближайший выходной она пластом пролежала в постели, благо, что молодые отправились в законное свадебное путешествие.
Минула еще неделя, но усталость не покидала бедную мать. Засовывая термометр под мышку, она в очередной раз не обнаруживала повышенной температуры. Обращаясь на работе в медпункт с просьбой измерить давление, она в очередной раз слышала: давление в норме.
Наконец дочь с зятем вернулись и нашли мать не в лучшей форме. Сформулировать свое состояние женщина могла только одной фразой: как выжатый лимон.
Со свадьбы прошел месяц или чуть больше. От матери осталась ровно половина. Она не только похудела и побледнела, но просто превратилась в изможденную старуху. Ее самочувствием не на шутку обеспокоились все близкие. Никто не высказывал страшную догадку вслух, но все единогласно решили, что изменить до такой степени состояние женщины могло только одно заболевание — рак. Как ни странно, на вопросы врачей мать отвечала так, как чувствовала: не болит, не колет, не беспокоит. Анализы не показывали ровным счетом никаких глобальных изменений.
В одно прекрасное утро отважная дочь, поддерживаемая молодым мужем, влетела вихрем в дом родителей, сгребла мать в охапку, усадила на заднее сиденье такси и увезла в неизвестном направлении. Путь их лежал с глухую деревню, где доживала свой век опытная и мощная по силе воздействия бабка. Об источниках силы старухи я не берусь судить, так как не знаю этих подробностей. Говорили только, что бабка даже не глянула на высохшую женщину, уложенную на продавленный диван. Она долго шептала, лила, жгла и смотрела, потом заскрипела, как несмазанная дверь: «Ты подняла то, что тебе не предназначалось. Ты взяла то, что несло смерть твоей дочери. Зачем руками-то? На нее и наступить достаточно…». Бабка знала и понимала все. А перед глазами матери стояла веревка из конского волоса.
Говорили, что возили несчастную женщину не раз и не два. Говорили, что спасти ее удалось. Вот только кому «вернули» эту гадость – не знаю.
Свадьба – дело такое. Кому радость и счастья мешок, а для кого – горе горькое. От лютой ненависти к более удачливым соперницам или от зависти к чужому счастью обращаются люди туда, где наводят порчи, отбирая здоровье и саму жизнь, тем самым берут грех на душу, забывая, что даже если дело выгорит и невинного человека колдовские чары сживут со свету, любое зло бумерангом вернется и обрушится на голову злодея-заказчика, настигнет даже через годы.

Оставьте комментарий: