Топор и две лопаты.

Вот согласитесь, ведь всегда так, когда чего-то очень ждёшь предвкушая в фантазиях всё происходит наоборот, вот так же произошло и у меня, мой долгожданный отпуск должен был проходить в летние месяцы, а именно конец июля и весь август. Но в итоге меня решили “подвинуть” на бархатный сезон на сентябрь. Пришлось довольствоваться тем что “дали”.
Грандиозные планы с треском рухнули и если честно я не ждала уже ничего хорошего как вдруг откуда не возьмись мое спасение пришло откуда не ждали. Моя сестренка Джон (конечно у неё человеческое и красивое имя Евгения, но ей посчастливилось в родственники меня) прознав о моём бархатно-сезонном отпуске позвала к себе: — Приезжай, скучно мне, учёба только начинается. Да и форы есть пару недель. Поможешь так сказать
безболезненно влиться в учебный год.
Ну, окей детка, сама так сказать напросилась, дважды меня уговаривать не пришлось, в темпе эстрадного танца взяла билеты, собрала всё что было в моём гардеробе и двинулась отдыхать.
И началось это так сказать блаженство. Море позитивных впечатлений, нужных покупок, проведенных экскурсий и мотаний из города в ближайшие поселки и деревни по родственникам и знакомым, просто сказка, одним словом отдых так отдых. Решили мы задержать у нашей любимой бабули на пару недель. Омрачалось первые дни, пожалуй, полное отсутствие цивилизации. Сейчас господа объясню. То есть гадить простите в дыру под сливной ямой, мойся в бане два раза в неделю, вода из колодца, русская печь, калитка на крючке, огород, картошка, в общем полный комплект “домика в деревне” и две городские барышни на фоне этого. Так как бабушка укатила к родителям и попутно в больничку заглянуть на пару недель, а вы мол развлекайтесь девчушки, заодно и за домом присмотрите. Приловчиться особого труда не составило, диковинка, так всё необычно, смирились.
И как говориться всё самое интересное пришло в последний момент, а именно в последнюю неделю моего отпуска. Так сказать, под конец оторвался разум на мне. Как обычно вечер четверга у нас проходил довольно таки спокойно, в печи догорали поленья, а мы с Джонни уютно расположились на кровати по чашке чая в руке предавались культуре. Я за чтением книги, сестренка же предпочла видеоигры. Ну под её мощные комментарии куда вести очередного персонаж и что ему делать раскатисто стоял гогот двух леди. Сквозь него за спиной я услышала стук, а так как кровать стояла плотно к стене, складывалось ощущение что стук прошел по спине. Ну всяко может быть, дом старый, кошки, крысы или мыши в соседней комнате. Особого внимания не одна из нас этому не предала.
После очередного приступа заливистого смеха в воздухе повисла немая пауза и звук усилился, но был он громче и уже стучали дважды, будто кто-то или что-то спрыгнуло на пол. И фраза моей сестренки заставила дрожи прокатиться по телу: — Ты слышала? Что это?
Взгляд у неё мягко сказать был удивленным. Я же только снаружи бровью не повела, мол животное какое-то шастает, а сама начала себе накручивать всякую муть. Но в ту же секунду я почувствовала, что значит адреналин и почему говорят от страха чуть не обосрался. За стеной послышались быстрые ритмичные шаги, просто мгновенно мы среагировали, подбежали к двери которая отделяла нас от соседних летних комнат и лестницы которая вела на чердак, блага дверь массивная, но закрыть на металлический засов даже у нашего отца не всегда получалось. Откуда только взялись силы мне схватиться за ручку двери, а сестренке вбить металлический засов по самое не могу. От двери мы отскочили и не сводя с неё глаз стали ждать. В такие моменты воображение разыгрывает самые жуткие моменты самого жуткого ужастика на мой взгляд.
Руки и пресс сжала тупая боль, будто перетаскали за час три куба дров. Самый ужас ждал впереди. Всё стихло. Мы начали в пол тона рассуждать, что за хрень только что произошла и надолго ли это и самое главное, как выйти из дома? Если потребуется помощь как же войти? Поскольку окна были раритетные, деревянные и если их попытаться открыть можно развалить весь дом, ну а форточка ничтожно мала, чтобы вылезти полноценной взрослой девушке. Голова просто разрывалась от мыслей. За стеной так же слышались шорохи и треск половиц.
— Нют, пойдём глянем что там? — сестра не отводила взгляда от двери, её тон был спокойным.
— Рехнулась что ли? Жить надоело? Мало ли что там! Вот расцветет и тогда выйдем, и посмотрим! — в то время как я металась из угла в угол, а слова сестренки меня просто вогнали в истерическое состояние.
— Да ладно тебе, шучу я, сама даже не сунусь. — на её лице появилась улыбка.
Через секунду мы уже молча стояли и пристально вглядывались в потолок, так как на чердаке был слышен звук бьющегося стекла. Там стояло несколько стеклянных банок под соленья это точно, но звук был такой будто они мешались у кого-то под ногами. Топот, такой же ритмичный, как и за стеной. Мы не верили своим ушам, да что же это происходит?
— Может это воры? — предположила я.
— Да ну нет! Что что, а в этот дом с ломом, лопатой, топором и под бутиратом сложно пробраться, у деда руки из нужного места росли. — отмела мысль мою сестренка.
— Ну и дверь входную с воротами мы дважды проверяли, всё наглухо закрыто! Неужели там птица переросток или кот мутант носиться?! — я не унималась.
— Возможно! — Джон хихикнула.
— Пойдём глянем в окошко, что на задний двор выходит, если эти ублюдки на машине сразу увидим и ментов вызовем. — предложила я.
— Точно Нют, давай глянем.
Прошагали мы на цыпочках к тому самому окну. Как можно медленнее отодвигали плотную маленькую шторку. То, что мы увидели показалось настолько не реальным, просто за гранью.
— Эй Джон, я вижу бабу в фате… — шёпотом едва шевеля губами сказала я.
— Ага… – сестра еле слышно согласилась со мной
— Бабу, сука, в чёрной фате!!!
— Господи, что у неё с глазами?!
— Без понятия!!! Что черт возьми делает эта мадам на нашем заднем дворе?!
— Ань, у неё нет ног, черт, она висит в воздухе!!! Как такое может быть вообще?!
Мгновение и наша гостья исчезла с заднего двора, по телу прокатилась дрожь, ноги подкосились. Уже через секунду мы словно в детстве пулей забрались на кровать с ногами и сидели не шевелясь, молча. Спустя пару минут голова заработала, и мы кинулись к мобильным телефонам звонить куда угодно, кому угодно, кричать о помощи и нам казалось было всё равно что подумают о нашем рассказе, двоим такого сразу не привидеться. Такого просто не бывает, если ты не принял какую-то муть. Наши телефоны показывали отсутствие сети. Это было похоже на розыгрыш, паника и истерика начали захлестывать. Но нельзя, нельзя терять контроль, с великим трудом, но мы это понимали. Нужно дождаться рассвета.
— Так тихо. Минуту назад были звуки, а теперь тихо. – Женя внимательно вслушивалась в мертвую тишину.
— Твои слова заставляют меня взять сковородку и навалять тебе!
— Ну ведь правда.
— Заткнись, и так страшно жесть!
Грохот прервал наш разговор, грохот был под нами, в подвале.
— А ты в курсе что под нами гроб? – вместо вскриков и метанию по комнате, на меня нахлынуло одно воспоминание.
— Нюта прекрати! Я больше не буду пугать, обещаю!
— Нет, я серьезно. Мол раньше так принято было бабушка говорит, дед сам их как бы так выразиться, «приготовил» для себя и для неё, когда тот умер его хранили именно в самодельном грабу. А бабушкин так и остался в погребе.
— Тогда пусть забирают и валят если так нужен. И кто тебе такие истории рассказывает? Бабуля? А я почему не знаю? Чего его не выкинут то?
От удара о стену резко распахнулась дверь, ведущая вниз, в подвал. Мы умолкли, просто не могли найти в себе силы пошевелиться. Неужели это всё происходит с нами? В нашей любимой деревне, у нас дома? Ступеньки, которые вели из подвала на верх начали жутко скрипеть. Кто-то явно хотел оказаться с нами в одной комнате. Мы ринулись как можно быстрее к проклятому открытому люку. Со всей силы хлопнули деревянную крышку что закрывала его. Взгромоздились сверху и ждали толчков и всяческих попыток отодвинуть или выбить доску. Но опять тишина. Кто-то или что-то играло в свою непонятную игру. Но что оно хотело? Каким образом мы притянули нечто в черном похожее на женский образ парящее в воздухе с медно-красными глазами?
— Я больше не могу! Что это за издевательство?! – из моих глаз брызнули слёзы, истерика. То чего я боялась больше всего, потерять контроль и позволить эмоциям и панике взять вверх.
— Нют, прошу тебя успокойся, мы не знаем, что это, может быть нам всё сниться? – сестру судорожно трясло, голос дрожал, но с места мы и не думали сходить.
— Очумелые спец эффекты в таком случаи, три дэ сон мать его! – рявкнула я.
— Я сама не понимаю каким образом мы стали героями этого блокбастера!
— Эй! Черт тебя дери там внизу!!! Что тебе нужно от нас?! – тишина.
Сквозь тишину начал доноситься смех, грубый сухой, будто бы старуха притаилась на лестнице внизу. Смех начал удаляться и вскоре стало так же тихо, как и было пару минут назад.
— Что будем делать? – сестренка заговорила первой
— Я готова на этом месте до самого утра просидеть в позе «ищу муравья» — спустя мгновение я крепко пожалела о сказанных мною словах. Буквально в паре метров за тёмно-бордовой длинной шторой от самого потолка до пола виднелся кусочек черной ткани.
— Жень, ты видишь то же что и я? — я буквально вцепилась взглядом в темную ткань. За которой явно кто-то стоял.
— Вижу, возможно это брак материала и вдобавок сквозняк, потому как штора не может так ходить ходуном! – в пол тона плакала уже сестренка.
— Давай на счет три, открываем входную дверь и бежим отсюда, внизу топор и пара лопат, берем их и бежим, слышишь меня?! – я крепко сжимала рукой запястье сестры.
— Я не могу, я не чувствую ног. Оно нас догонит, оно снаружи, оно везде. – раскат плача сестры становился всё громче.
— Тсс… Тихо, тихо, тихо. Я ведь рядом, я тебя в обиду не дам. И одну тебя не оставлю. Ты главное не оборачивайся. – из-за шторы показались пальцы, обхватившие материю и готовый сорвать её в любой момент.
— Обещаешь?
— Обещаю!
— Давай, раз… два…
— Три… — буквально в сантиметре от своего лица я почувствовала зловонное продолжение счета. Сердце тарахтело как ненормальное, в глазах потемнело.

Добрый день с вами чрезвычайные происшествия. Минувшей ночью в отделение полиции поступил вызов от местной жительницы города «X». По словам женщины её разбудили глубокой ночь крики и шум борьбы из соседнего частного дома. Были найдены два обезображенных тела девушек. Смерть наступила в результате болевого шока от рваных ран, которыми были буквально исписаны жертвы. Нашли девушек с другой стороны крыльца. На месте преступления были найдены топор и пара лопат.
Показания местной жительницы (соседки):
— Проснулась я воды попить и слышу крики такие девчачьи, мол помогите, не трогай меня и всё такое, а вот на днях видела этих девиц, веселые такие. Друг друга не могли зарубить, дружные всегда.
— Вы их знали?
— Конечно, это же любимые внучки моей соседки. Старшая Анна и младшая Евгения. Здоровались всегда девчонки. Помогали безвозмездно так сказать, то в магазин сбегать, то картошку собрать, сама то я уже не такая подвижная, да и ко мне родственники не так часто приезжали, жалко конечно. И кто так их покалечить мог?
Показания полицейского:
— За всю мою работу в этом городе я ни разу не видел ничего подобного. Такой резни даже в барах между пьяными мужиками не было. Это какой-то кошмар.
— А орудия преступления как же?
— Какие ещё орудия, на них же ни капли крови, только толстый слой пыли. Тут ощущение животного, будто он рвал их, причем рвал живьем понимаешь? А глаза? Ты видел их глаза? Я чуть с ума не сошёл!

конец

Оставьте комментарий: