Стефан

— Стефан!
Молодой подмастерье обернулся в поисках звонкого девичьего голоса, что назвал, а вернее — прокричал его имя. За спиной никого не было. Прищурившись, Стефан Натчер обвёл взором всю улицу, начиная от левого бордюра широкой дороги, выложенной когда-то в древности новой брусчаткой, и заканчивая куском стула, торчащего из-за стены ресторана "Эрвен", что располагался на правой стороне улицы уже семь лет подряд.
Вновь встретившись взглядом с теми же небритыми мужчинами, что троицей подпирали стену "Эрвена" и убедившись, что никто из них явно не смог бы взять такой высокий тон, Стефан произнес лишь невнятное, сонное "тьфу", шагнул в сторону поворота, изначально ведущего его в мастерскую и хотел было идти дальше, но пролетевший у него перед лицом воздушный шарик, наполненный водой до такой степени, что лёгкого прикосновения было бы достаточно, чтобы резина треснула и порвалась (в естественных науках это состояние называется тургором), ударившись о тротуар незамедлительно лопнул, окатив водой ботинки подмастерья. Солнце стояло в зените и испепеляющий оскал взбешенного, не спавшего всю предыдущую ночь, Натчера мог бы запросто бросить светилу вызов, однако вместо этого остановился на четырнадцатилетней дочери местного торговца духами. Девочка выглядывала из окошка трехэтажного дома как раз над головой Стефана, раздумывающего, не оттаскать ли озорницу хорошенько за уши. Пока последний стоял, собираясь с мыслями, та выбежала из парадного входа и показала Натчеру язык, скорчив рожицу, которой позавидовал бы любой изготовитель масок комедийного театра. Глядя на эти задорные девичьи глаза, Стефан почувствовал, что невзирая на мокрую обувь, начинающую подсыхать на раскаленных камнях тротуара, он совсем не обижается.
— Привет, Мэрилин.
Поздоровавшись, он улыбнулся и пообещал девочке, что если она повторит подобную шуточку еще раз, то останется без пальцев, которые он приготовит на медленном огне и съест. Мэрилин Ситрен рассмеялась — она знала, что Стефан Натчер в жизнь свою не обидел и особо назойливой мухи, за что слыл хорошим пареньком в их небольшом городишке.
— Покажи мне вашу мастерскую, Стеф, пожалуйста! Я ни разу там не была, а ты всегда только обещаешь сводить меня! Пожалуйста, Стефан!
Девочка, вспомнив про свою чуть ли не ежедневную просьбу, теперь прыгала на одной ножке вокруг подмастерья и дергала его за оттопыренные карманы рабочего комбинезона, набитого необходимой мелочевкой для работы с автомобилями, которыми его страна, к 1937 году уже обзавелась повсеместно. Не выдержав столь бурного натиска в этот и без того жаркий день, Натчер сказал:
— Ладно, Мэрилин, пошли! Только учти — без меня никуда там не лезь и ничего не трогай! Поняла?
— Конечно, дорогой мой Стеф!
Лёгкая ухмылка пробежала по лицу девочки, довольная собой она схватила парня за руку и потянула в сторону поворота улицы.
В мастерской, где работали Натчер и его отец, Мигель, вечно стоял запах, знакомый каждому автолюбителю. Неподготовленной к таким перепадам ароматов Мэрилин, проведшей большую часть жизни в благоухающей отцовской лавке, нацепили на нос небольшую повязку. Отдельно стоящая от жилых домов, мастерская представляла из себя главный зал, где производилась починка машин, и небольшую пристройку, заваленную всяческим хламом. Поздоровавшись с отцом Стефана, девочка принялась ходить по залу, поминутно спрашивая "А это что?" и указывая на ключи, домкраты, шины с невероятной быстротой, с какой только может спрашивать и показывать любопытный подросток. В глазах Мэрилин, правда, недолго светился интерес к непонятным словам, которыми изредка перебрасывались отец с сыном, копаясь в двигателе, поэтому она подошла к Стефану, подергала его за рукав и сказала:
— Эй, здесь скучно! Поиграй со мной в прятки!
— Мэрилин, я же работа… Хотя нет, давай играть в прятки. Только ты прячешься, а я буду тебя искать! Вот, видишь, не смотрю!
Со смехом девочка побежала в сторону подсобного помещения, шмыгнула внутрь и закрыла за собой деревянную дверку, издавшую такой скрип, что Стефан, будучи совсем слепым, догадался бы о местоположении Мэрилин без всякого труда. Наклонившись над двигателем, он время от времени повторял "И тут её нет!", притопывая ногой. Внезапно из-за двери подсобки послышалось ворчание девочки, видимо, не желающей больше дышать пылью старых вещей, затем радостный возглас:
— Ух ты, Стефан, я такое тут нашла! Интересно, а патроны там внутри видно?..
Хлопок. Отец Стефана всегда забывал разрядить ружьё после охоты.

(Evolink W.)

Оставьте комментарий: