Средь пыли и мрака

Автор: Григорий Неделько

— Коля, — донёсся молодой и звонкий голос матери, — сходи в подвал за книгой.

Десятилетний мальчуган с забавно вздёрнутым носиком и чёрным кудрями нехотя отложил сборник рассказов, который читал, и с ещё большей неохотой слез с кровати, чтобы спуститься по лестнице вниз.
На кухне его ждала мать. Тридцати с небольшим лет, миниатюрная женщина с крашенными в светлое волосами выглядела очень ухоженной, а потому казалась моложе своего возраста.
— Ма-ам, — заготовленно, но неуверенно запротестовал Коля.
— Ну что опять? — устало раздалось в ответ; впрочем, она уже знала, к чему ведёт сын.
И действительно, тот сказал:
— Внизу живут всякие.
— Нет там никого, — принялась убеждать мать. — Не выдумывай. Ведь ходил в подвал, и пока с тобой ничего не случилось.
— Мам, я чувствую: они внизу, — продолжал настаивать мальчишка.
— Николай, пожалуйста, прекрати фантазировать и принеси книгу рецептов. Между прочим, я просила тебя ещё минут десять назад.
— Да, но…
Она поняла: пора переходить к самому вескому доводу.
— Прошу, давай без "но", — произнесла строго. — У нас завтра праздник по случаю годовщины нашей с папой свадьбы. Я кручусь-верчусь, готовлю еду для гостей, а тебе сложно сходить за какой-то книжкой.
Коля открыл было рот, чтобы снова запротестовать, однако при взгляде на маму догадался: она не отступит, и ей правда была нужна злосчастная книга.
— Ты просто начитался ужастиков, — более мягко, чем минуту назад, проговорила мать. — По, Лавкрафт, Кинг, Сол… это писатели не для твоего возраста.
— Ма-ам, — обречённо протянул Коля.
— Ладно-ладно, читай на здоровье, если нравится. В конце концов, чтение полезно. Только принеси рецепты.
— Хорошо, — сдавшись, покорно произнёс парнишка.
Нога за ногу, он вышел на улицу, обогнул дачу и приблизился к старой, потёртой двери. Потрудившись — защёлка то ли заела, то ли приржавела после очередного дождя, — Коля потянул за металлическую ручку. Тёмный, трачённый пылью проход открылся под аккомпанемент душераздирающего скрипа; у мальчика мурашки поползли по спине.
Вдохнув поглубже для храбрости, он сделал первый шаг. Ступенька под ногами прогнулась, будто резиновая, и даже немного затрещала, отчего показалось: деревяшка сейчас проломится, и Коля улетит в глубокую яму. В никуда.
"И почему папа не повесит лампочку? — завертелась в голове беспокойная мысль. — При свете было бы не так страшно".
Коля ступил на следующую ступеньку, что сохранила воцарившееся молчание — не затрещала и не заскрипела. Тем не менее, отчего-то на душе сделалось тревожнее. Он медленно шагал дальше, снова и снова, будто погружался в огромный котёл с темнотой.
Паренёк обернулся, как бы прося подмоги у дневного света позади, но вьющаяся спиралями пыль скрадывала очертания самого прохода, не говоря уж о деревьях и прочих посадках.
Постояв минуту в нерешительности, Коля обдумал немало мыслей. Все они сводились к тому, что, во-первых, настоящие мужчины, к кому, несомненно, принадлежал и он, не боятся спускаться в пугающие дачные подземелья, тем более что бояться абсолютно нечего. А во-вторых, если стоять на одном месте, до книги он не доберётся никогда.
Он постарался разглядеть что-либо в подвале, но потерпел поражение. Просто надо верить, что через пять-шесть ступенек начинается компактное, знакомое и совершенно нестрашное помещение, ведь пугаться книжных полок и полок с вареньями разумной причины нет. Только на сей раз в игру вступило неразумное, подсознательное. Коля, в силу возраста, вряд ли задумывался о его существовании, вот только легче от этого не становилось.
"Ладно, пойду", — решился-таки он.
Нога аккуратно нащупала следующую ступеньку; спустя секунды вторая нога присоединилась к ней. Коля успел повторить это раза три, прежде чем внимание привлёк странный шум, — словно нечто здоровенное, пузатое и кошмарное выпускало весь воздух из массивных лёгких, а потом втягивало назад. Мальчик задрожал.
"Это фантазии, — увещевал он себя. — Фантазии, и не больше".
Кто-то огромный прекратил дышать.
"Кажется, помогло", — появилась мысль.
Коля спустился на ступеньку, на другую. Неожиданно из темноты вылетело нечто маленькое, юркое, чёрное — и прямиком на "путешественника". Он замахал руками, пригнулся, прикрыл лицо. Противный писк врезался в уши и столь же внезапно, как возник, исчез.
"Летучая мышь, — проскользнула в сознание догадка. — Или?.."
Тут живое воображение ребёнка принялось рисовать картины, каждая новой ужаснее.
— Нет, — заговорил Коля вслух. — Мышь. Я видел обычную летучую мышь. Чего её пугаться? Залетела случайно, а теперь сама струсила, когда я принялся шуметь.
Что ж, помогло, хоть и не слишком.
Чуть ли не приставным шагом он преодолел последние ступеньки и развернулся в поисках лампочки: она висела где-то рядом. Найти бы… Пальцы ощупывали густую, точно бы приобретшую материальность темень, не находя шнурка, зажигающего свет. Кто-то шевельнулся в противоположном углу подвала. Коля затаил дыхание и замер. Движение не пов

Оставьте комментарий: