Случай из практики психолога

В конце апреля отправили меня с коллегой на курсы повышения квалификации, и были у нас занятия по психологии, вели их практикующие специалисты. Один из них, назовём его Валерий Васильевич, рассказал случай из своей практики. Для удобства перескажу от его лица.

— Была как-то у меня пациентка, Марина, девушка лет 15-16, несостоявшаяся самоубийца. Повеситься пыталась, как мать. Мать её за воротник закладывала, печалясь о неудавшейся личной жизни, потом заболела, а проблемы решать неохота, вот и наложила на себя руки. Дочь из школы пришла — а дома неприятный сюрприз. Конечно, стресс, потрясение для детской психики. Долго она не могла оправиться, совершила попытку суицида, её ко мне привели.
Терапия помогла, Марина стала возвращаться к жизни, но я только себе эту заслугу не приписываю — молодость взяла своё. Девушка стала с друзьями гулять по заброшенным домам, кладбищам, это её как-то успокаивало, что ли, примиряло с мыслью о смерти близкого человека.
И вот на одном сеансе протягивает она мне мобильник, мол, смотрите, это мы с приятелями у старого дома отдыха на прошлых выходных. На фото она, двое ребят, а на пороге разрушенного здания — тёмный силуэт женщины. "Кто это с вами?" — спрашиваю. "Мама," — грустно усмехается Марина.
Оказывается, мать стала приходить почти сразу после похорон, это и довело дочь до суицида. После выписки её забрала к себе бабушка, плюс психотерапия, вот девочка и выкарабкалась из депрессии. Но время от времени мать появляется рядом с ней, неважно где находится Марина. А уж в квартире на неё стали натыкаться чуть не каждый день. Повешенная выглядела как при жизни, она просто молча ходила по комнатам, внезапно появляясь и так же внезапно исчезая.
Квартиру сдали молодой семье, так жена с дёргающимся глазом съехала через неделю к своим родителям, а вот муж — ничего, спокойно на призрака отреагировал, сказал, мол, да пусть ходит, что она сделает.
Как психолог я в это всё не очень верю, но раз уж видят… Бытовуха их заела, вот и придумывают полтергейст всякий. Хотя муж вроде адекватный.

На наш вопрос: "И что дальше с ними будет?" Валерий Васильевич отмахнулся:
— Это не моё дело. Я им посоветовал к священнику сходить, пусть он разбирается. Моя обязанность — помочь человеку, это я сделал, а там уж сами пусть как-нибудь.

Вот такие дела.

Оставьте комментарий: