Следы в лесу

Есть у меня дача за чертой города. Вдоль кооператива идет лесополоса, за ней — железная дорога. Как-то зимой мы с другом решили съездить в лес, подышать свежим морозным воздухом, заодно и проверить дом.
Посмотрели и пошли прогуляться. На железной дороге вдоль путей обнаружили четко отпечатавшиеся на насте следы. Это были следы животного, со строением лапы, как у собаки, однако… прямоходящего.
Мы долго разглядывали эти цепочки следов и лишь подтверждали свои догадки — животное по железнодорожной насыпи определенно ходило на двух лапах. Однако сам след был довольно крупным, кроме того, вряд ли собака могла бы на твердом насте оставить такие отпечатки. Четко были видны дырки от длинных когтей. Следы сходили с насыпи, далее животное будто снова вставало на четыре лапы. В общем, судя по всему, приходя из леса, погуляв по насыпи на двух лапах, порыскав вдоль железной дороги со стороны дач, сие создание удалилось обратно в лес.
Нас все это весьма впечатлило, мы решили пройти по этим следам в лес. Пошли. Снега было по колено. В лесу следы удивлять нас не перестали. Они ныряли под низко висящие поваленные деревья, потом просто резко переходили из крупных следов в мелкие, вроде лисьих. Один шаг крупный, следующий шаг уже мелкий. Потом несколько метров мелкого следа, и далее снова крупные. След несколько раз обрывался и возобновлялся в десяти метрах — прыгало оно, что ли, или летало — непонятно. Все эти странные вещи повторялись много раз. Иногда к основному следу присоединялись еще такие же цепочки из глубины леса, потом опять разделялись — мы не сворачивали на эти новые, а шли по первому. Обращаю внимание: я не прыгал от восторга, додумывая мистические подробности, только разглядывал и лишь констатировал очевидное.
Чтобы не портить картину, мы с другом шли вдоль цепочки следов сами след в след, то есть друг шел впереди меня, я шел по его следам. Шли довольно долго, не менее часа-полутора, все это время постоянно удивляясь. Потом уже поднадоело. На полянке мы остановились, повытряхивали снег из ботинок, передохнули и двинулись в обратный путь. Солнце клонилось к закату, холодало. Возвращались, естественно, по своим следам.
И снова началось непонятное: несмотря на абсолютно четко различимые цепочки своих и тех следов, мы начали сбиваться с пути. Снег не шел. Снежный покров был гладким. Однако мы несколько раз теряли след, осознавали, что идем «по целине», возвращались к месту, где свернули — никаких причин, чтобы свернуть, не было. Продолжали путь и снова через некоторое время сбивались с пути, и так несколько раз.
Кульминацией стала следующая находка. Это увидел я и остановился, слегка удивившись. Дабы оценить реальность происходящего, без всяких комментариев спросил друга, ткнув пальцем на снег:
— Ты видишь?
Он сказал:
— Вижу. Это пентаграмма.
Собственно и я видел именно это — пентаграмму, заключенную в круг. По пути туда этих символов не было, не заметить их я тоже не мог. Через несколько метров после движения по следам обнаружилась еще одна такая же пентаграмма. Двинулись мы дальше. Пока плутали, стемнело уже основательно.
Далеко в стороне мы услышали протяжный вой. Переглянувшись, мы ускорили свои темпы, но до участков было ещё далековато. К вечернему похолоданию прибавился омерзительный холодок от замелькавших в голове неприятных мыслей. Сверху послышался треск, и на голову нам посыпался снег и мелкий мусор. Я посмотрел вверх, но ничего не увидел — было уже достаточно темно.
Уже теряя самообладание, увязнув в снегу, мы ломанулись в ту сторону, куда считали нужным, наплевав на следы, которые нас сюда завели.
Над головами всё так же слышался треск и летел сбитый с веток снег. Было такое ощущение, что что-то большое прыгало над нами с дерева на дерево, сопровождая нас.
Опять послышался вой, теперь уже гораздо ближе. Не знаю, что чувствовал в эти секунды мой друг, но у меня в голове была одна только мысль — быстрее добраться до железнодорожной насыпи, а там рукой подать и до участков.
Мы уже не чувствовали ничего, даже холода, когда поняли — то, что нас преследовало по деревьям, стало удаляться в сторону этого воя. Шум и треск стали еле-еле слышными.
— На него переключилось, — задыхаясь от быстрой ходьбы, прошептал мой друг.
Обрадовавшись полученному дополнительному времени, мы, уже дыша полной грудью, поспешили своей дорогой.
Вдалеке послышался жуткий звериный рык, а затем последоваший за ним визг.
Вблизи раздался стук колес железнодорожного состава. Это придало нам новых сил. Но глубокий снег не давал нам двигаться с большой скоростью.
Вскоре мы снова услышали над нами треск сучьев, но уже осознавали, что скоро выйдем из леса.
Оно прыгало у нас над головами и не собиралось к нам приближаться. На выходе из леса, там, где деревья стояли уже не так плотно друг к другу, оно перестало нас преследовать.
Уже переходя насыпь, мы услышали со стороны леса продолжительный свист. Скоро мы были уже на участках.
Растопив камин, согревшись, я вдруг подумал: «А может, оно нас защищало? Только вот от кого?».

Оставьте комментарий: