Шаг в бездну

“В полночь, когда услышишь за спиной ты шорох тьмы – не оглядывайся и не смотри, помни, но не смотри”
Такую вот странную записку я обнаружил под дверью нашей квартиры. Кто ее оставил? – я не знаю, но решил, что это чей-то глупый розыгрыш. Листок с предупреждением я все же не стал выбрасывать, положил в левый карман джинсов.
Не много за беспокоил тот факт, что сегодня дома ночевать я буду один, потому что родители, как выяснилось, уедут по делам. Сказали, если что обращаться к соседке тете Люде, но на крайний случай звонить прямо им. Я уже не раз оставался один дома, и все было нормально, однако сегодня так складывались обстоятельства: сначала загадочная записка, теперь вот неотложная поездка родителей, что поневоле пробивало на дрожь. Я еще тот фантазер, бывает из самых казалось бы безобидных и обычных ситуаций могу отыскать что-то зловещее. Да, я много чего боюсь, и меня легко напугать, но стараюсь с этим бороться. Пару дней назад я решил воспользоваться советом моего врача и изливать все свои потаенные страхи на бумагу. Он считает, что таким образом можно от них избавиться. Трудно пока что-либо сказать, хотя это занятие мне нравится. Я делюсь своим внутренним кошмаром с другими людьми, благодаря этим историям. Когда я пишу их, мне становится гораздо легче, словно тот страх, что сидит где-то в глубине груди вырывается и отпускает тело, но только на некоторое время, а затем он возвращается, чтобы и дальше меня мучить.
Наступил вечер. Родители уехали и в квартире определилась одинокая тишина. Я включил везде свет, дабы подбодрить себя и вселить смелость. На часах было “21_05”. Следующие пару часов я провел за компьютером. Убивал виртуальных злодеев и шатался в интернете, с кем-нибудь переписываясь.
За окном уже наступила глухая ночь. Часы показывали “23_57”. Я слегка растерялся, как на зло вспоминая анонимное послание: “В полночь, когда услышишь за спиной ты шорох тьмы – не оглядывайся и не смотри, помни, но не смотри”.
Взгляд полностью сконцентрировался на циферблате часов, которые невыносимо медленно растягивали секунды. Сам не знаю, отчего меня прошиб пот. Майка прилипла к спине. Я ждал полночь, словно должно было что-то произойти, а возможно желал поскорее убедиться в напрасности своих переживаний. Смутно помню, как в тот момент, затаив дыхание, ожидал чего-то неминуемого. Наконец стрелка перевалила за двенадцать, и вместе с ударом часов у меня словно рухнуло сердце… ничего не произошло. Это была шутка, всего-навсего розыгрыш.
Я вздохнул с облегчением. Внезапно в квартире вырубили свет. Все лампочки одновременно выключились, как по команде, повергнув помещение во тьму. Только экран монитора тускло мерцал, освещая мое перепуганное до смерти лицо. Я буквально задохнулся от нахлынувшего ужаса. А затем услышал за спиной тихий шорох. Кто-то скреб стену и издавал противный скрип, возможно это были игры моего разума. Теряя всякое самообладание, вместо того, чтобы убежать или громко завопить, я принялся печатать по клавиатуре. Буквы складывались в слова, а те в предложения, которые являли собой жуткий смысл. Я пытался бороться и не поддаваться панике, но самое главное, заставить себя не поворачивать голову назад. В комнате ритмично зазвучали удары по клавишам, но шорох кажется постепенно стал пропадать. Вжавшись в стул, я не переставал писать, словно от этого зависела моя жизнь. Я писал о том, как сидел в темном глухом помещении, прислушиваясь к постороннему звуку, совершенно один, наедине со своим страхом.
Когда я закончил, лампочки в квартире загорелись, на миг ослепив глаза. Я был, как выжатый лимон: опустошённый, совершенно без сил, но уснуть после этого не сумел. Думаю я был настолько испуган, что боялся закрыть глаза, дабы снова не оказаться во тьме, один на один со своим кошмаром, который вне всяких сомнений посетил меня сегодняшней ночью.
На следующий день я поведал о случившемся своему врачу. Тот, в свою очередь, нисколько не удивился, словно его пациенты только с этим и приходят. Он сказал, что я сумел совладать со своим страхом и одержал над ним верх. И хоть слова доктора звучали по детски наивно, что-то в них все-таки было, что отчасти действительно заставило меня взглянуть на мир по иному.
Домой я вернулся ближе к вечеру и нашел очередное послание в почтовом ящике, затерявшееся среди груды писем и газет. Оно выскользнуло из моих рук и плавно приземлилось на землю.
"В полночь жди беды, но не бойся темноты. Порочная тишина, благословлённая кровавой луной, явит монстра за собой"
Невольная дрожь охватила все тело. Я быстро порвал листок на клочки и выкинул в мусорную корзину, пытаясь выбросить из головы бред моего воспаленного разума. Кто слал эти проклятые записки? Зачем они так издеваются надо мной? Розыгрыш зашел слишком далеко, если он когда-либо вообще начинался.
Это была последняя ночь, которую я по вынужденным обстоятельствам должен был провести один, а утром, уже ближе к обеду, приехали бы родители.
Войдя в квартиру, я закрыл дверь на все замки, включил везде свет и достал из комода фонарик, на случай, если будет короткое замыкания или что-то в этом роде. У меня было непреодолимое желание покинуть свой собственный дом; возможно единственное убежище, где можно укрыться, но даже оно теперь стало небезопасным. Неужто я в конец рехнулся, раз поверил в какого-то невидимого монстра, что приходит с заходом солнца в дома к пугливым суеверным детишкам? Я слишком далеко зашел, заглядывая глубоко во внутрь своего сознания; в те мрачные и неисследованные границы, в которых я надеялся отыскать причину и решение главной проблемы. Кошмар внутри растет быстрее, чем я думал и уже вышел за пределы разума; обрастает плотью, пытаясь стать частью этой реальности. Но на самом деле, все это не иначе, как плод моего воображения. Самовнушение, которое при должном внимание дает внушительный эффект. Главное — это не дать ему завладеть мной. Я контролирую ситуацию и страх не возымеет над телом.
За окном уже сгустились сумерки. Солнце уступило место яркой луне, втиснувшейся между двумя унылыми серыми облаками. Я беспокойно обвел взглядом комнату, проверяя обстановку на наличие каких-либо изменений. Но все было, как обычно. Тишина и одиночество. Слова из записки крутились в голове точно голодные коршуны, которых я не мог отогнать.
Снаружи донесся собачий лай. Спать вовсе не хотелось, хоть прошлую ночь я и провел бодрствуя. Я решил скоротать время, сидя за компьютером, слушая энергичную музыку и общаясь с другими пользователями сети. В одной группе, как раз обсуждали качество моей истории, произошедшей буквально пару часов назад. Однако встретили ее довольно прохладно, объясняя это нераскрытым сюжетом и пресной фантазией ребенка. Если бы они знали, что меня подвигло написать сей опус и отправить гулять по интернету, у некоторых, позволю предположить, поменялось бы мнение.
Лампочка в комнате замигала, как бы привлекая к себе внимание. Под рукой лежал фонарик, однако он способен освещать лишь малую часть помещения, а этого не достаточно против ночного монстра. Мигание усилилось, но, в конце концов, сопротивление было сломлено, и вновь тьма завладела квартирой. Оно не пропускало внешний мир, накладывая на эти стены, словно на решетки тюрьмы, кладбищенскую умиротворённость. Собачий лай прервался так мгновенно, как если бы собака внезапно потеряла голос.
Моя решимость пропала, будто ее и не было никогда. Страх охватил тело. Грудная клетка была напряжена настолько, что я не мог выдохнуть воздух. В зале кто-то стоял и наблюдал за мной через дверной проем. Он тихо приблизился и застыл у самого порога, не решаясь войти. Одна из половиц протяжно скрипнула, нарушая тишину. Реакция последовала незамедлительно, и я, захваченный дикой паникой, включил фонарик и направил его на таинственную фигуру, не раздумывая над последствиями. Луч света озарил ночного гостя. Я удивлено вскрикнул, узнав в нем своего лечащего доктора. Он прикрывал руками глаза, но не пытался войти.
-Убери свет! — зло проскрипел он зубами.
Я послушно отвел фонарик от его лица, благодаря чему теперь стало видно только большие пуговицы на его чистом белом халате. Неожиданно он скрылся за дверью, после чего последовали неопределенные шумы и шорохи, а затем снова тихо, как в могиле. Я был словно в кошмарном сне, но чувствовал и осознавал все, что со мной происходит, хоть и не верил в это. Какой ужас обуял тело от ощущения неизвестной опасности, ждущей за дверью. Я уже не мог мыслить рационально или контролировать ситуацию. Паранойя или реальность? В голове царил такой перемешанный хаос, живот свело от страха, а внутренний голос предательски шептал: “Сейчас, совсем скоро оно доведет тебя, еще чуть-чуть, ты слышишь? Слышишь, как он скребется? Дверь медленно открывается, слышишь, как оно рвется к тебе? Как желает испробовать твоего наполненного до краев страха. Дождись, и не пропоет петух, но к рассвету ты обязательно потеряешь рассудок”. Я был не в состоянии усидеть на месте. Хотел выскочить в подъезд и попроситься до утра к соседке Тете Люде. Но для этого мне придется пересечь темный зал, где уже кто-то находился; прятался, я знал. Также я абсолютно точно знал, что не вынесу более в пустой, темной, безжизненной квартире и часа. Сойду с ума или умру от разрыва сердца. Я взял со стола мобильник и принялся лихорадочно набирать номер родителей. Шли гудки.
-Да, кто это? — раздался из динамиков родной голос отца. — Говорите.
-Папа, это я, выслушай меня пожалуйста, — нервно зашептал я.
-Кто вы?
-Это я, твой сын — Марк. Пап, здесь кто-то есть. В доме кто-то есть! Пожалуйста, помоги мне. Вытащи меня отсюда!
-Мальчик, ты, наверное, ошибся номером. Я не твой папа, — перебил меня он.
Внутри меня что-то оборвалось, словно последняя ниточка надежды. Дыхание сперло.
-Нет, пожалуйста, не клади трубку, я прошу тебя, папа, мне очень страшно.
-Вы издеваетесь надо мной? Прекратите звонить, иначе у вас будут крупные неприятности, — рассержено заявил отец.
-Папа, это же я — твой сын. Пожалуйста. Он хочет меня убить, я прошу тебя, здесь кто-то есть. Я не могу… что-то происходит… что-то жуткое, пожалуйста, не оставляй меня..
-Молодой человек, мой сын сейчас дома вместе со мной, и жена тоже, повторять не стану…
-Я твой сын! Папа, выслушай меня!! — закричал я, сдерживая подступающие слезы, но они сами собой потекли по щекам. -Как ты не понимаешь, я в опасности! Он проник к нам в дом, он уже здесь, умоляю вас приезжайте скорее! Пожалуйста, папа! Пожалуйста… мне страшно..
В трубке повисла пауза, нарушаемая щелчками.
-Я уже дома сынок. Иди ко мне. Не бойся.
Из динамиков зазвучал жуткий, ледяной хохот, который кажется подхватили и мрачные стены комнаты. Я отбросил мобильный в угол. Не переставая всхлипывать, зажал ладонями уши.
Когда смех стих, встал со стула и осторожно приблизился к двери, заглядывая в проем. Убедившись, что никого нет и путь отступления открыт, пулей помчался в коридор, стараясь по дороге не смотреть по сторонам и не задерживаться ни на секунду. Отодвигая щеколду и распахивая входную дверь, я почувствовал его совсем рядом. И нечто неведомое строго приказало мне не поворачивать назад голову, дабы пережить эту ночь. То был внутренний голос. Сложно объяснить, словно каждая клеточка тела ощущала присутствие посторонней личности и трепетала от его непостижимо чудовищного образа, который я по воле Бога не видел, но, несомненно, чувствовал. Это мощная и ужасающая энергия — его настоящий облик — Поглотитель Страха, так я назвал его. И как бы страшно мне в тот момент не было, я хотел повернуться. Любопытство раздирало на части, желая раскрыть для себя преследователя, но сумел бы выдержать мой рассудок? Не знаю. Ведь я до сих пор нахожусь в неведении, лишь в фантазиях способный представить своего кошмарного монстра. Может быть он и был выдумкой.
Ворчливая соседка тетя Люда, с руганием и бранью за то, что я разбудил ее посреди ночи, все-таки смилостивилась и пустила к себе. Даже не спрашивая меня, что произошло, отвела на кухню, приготовила чай и легла спать. А я же, так и не сомкнув глаз, сидел в тускло освещённой комнате с чашкой горячего чая в трясущихся руках.
Утром приехали родители. Я не стал говорить им о случившемся, да они и не поверят. В квартире все было на месте, ни малейшего признака того, что здесь присутствовал кто-то чужой. Странно, а может никого и не было кроме меня. И все это я выдумал.
К врачу я больше не хожу. После того, как увидел его в зале, где он прятался: этот взгляд, зловещее выражение лица и хриплый злостный голос — “Убери свет!” на всю жизнь засели в голове, и теперь я боюсь его. Записка, которую я прежде положил в карман джинсов — пропала, вернее слова на ней исчезли. Я проверил с обеих сторон – чистая, изрядно помятая бумажка, без единой буквы.
Тем же днем, просматривая почту, я натолкнулся на листок вырванный из какой-то детской книжки. На обратной его стороне была начертана корявая надпись, сделанная красным карандашом и, судя по почерку, ребенком: "Снова он придет и с собою заберет, и ты сдохнешь, сдохнешь, сдохнешь… смертью не из легких…". Мне стало дурно. По щекам потекли несдержанные слезы. Я моментально скомкал лист бумаги, выкинул куда подальше и поспешил домой.
Иногда они приходят ко мне, не слишком часто, но и не дают о себе забывать. Эти послания — я не знаю от кого они. По большей мере стараюсь не обращать на них внимание, но как сложно, особенно, если это твоя самая главная слабость. Может очередные игры? Или нет?
Ночью слышны шорохи — без них никак. Они заставляют просыпаться и вздрагивать. Бывает просто ветка скребется в окно или ветер воет на улице; будь то невинный скрип двери или колышущиеся без причины занавески, а дальше уже фантазия рисует картины в мозгу. Однако боюсь, что когда-нибудь наступит такой переломный момент, когда я не смогу объяснить, тот или иной, феномен; и примешать его к игре природы не получится. Тогда разум снова забьет тревогу. Страх мой спутник по жизни, с которым мне не суждено расстаться. Но если он зайдет слишком далеко, если заполнит всю мою сущность, придет Тот кто питается им, Тот кому я дал имя Поглотитель Страха. Монстр, вместе с тем высасывающий и твою душу, пока она не превратится в обезвоженный фрукт.

Оставьте комментарий: