Сапог

Всё началось с того, что мой друг Паша решил открыть дачный сезон. Дача его находится в довольно оживлённом дачном посёлке, я там был пару раз. Всё стандартно — квадратики по шесть соток, дачки пёстрые, озеро, лес… За лесом — село какое-то. Летом там очень даже людно, а зимой пусто, пара пенсионеров, может, заявится — и всё.
И вот собрался Паша отметить конец зимы — с шашлыками, с пацанами, с гитарой. Мы загрузились в машину (Паша, я, Серёга и брат его младший, Миха). Девчонок решили не брать — они капризные у нас, не выносят суровой жизни на природе. Приехали, выгрузились, холодина страшная, на март не похоже — январь какой-то. Пока печку растопили, пока картошку почистили, мясо замариновали — полдня прошло.
Миха с Серёгой у мангала возились, а я покурить вокруг дома пошёл. Хожу, курю, на соседние участки смотрю. Нет там никого, деревья машут голыми сучьями. А у забора чей-то сапог стоит. Думаю, что за прикол? Подошёл поближе, смотрю — сапог как сапог. Только как тиной заляпанный или грязью.
Тут Паша на крыльцо вышел, и я решил пошутить:
— Что, Паш, носок сушишь?
Друг не понял, что я имею в виду.
— Ну, — говорю, — сапог вон зачем у забора поставил? Розу, что ли, растить в нём будешь?
А Паша смотрит и всё равно не понимает ничего. Я поворачиваюсь — нет сапога! Куда делся? Ведь только что сам видел! И ведь не пил даже ещё ничего…
Парни посмеялись надо мной, сказали, что «белочка» передаёт мне привет из будущего, и мы пошли в дом. Шашлыков нажарили, наелись, напились, поорали песни под гитарку и ближе к ночи стали укладываться.
Быстро все уснули, но через какое-то время Михе плохо стало. А Серёга спит, как убитый. Пашку тоже пьяного не поднимешь. Пришлось мне Миху волочь на улицу. Я его в туалет втащил, сам рядом стою, жду. Прикурил. А дача Пашкина прямо около озера стояла. И вот слышу — в озере забулькало, словно человек после купания на берег выходит. Мне интересно стало, кто же это в марте по ночам купается. Я к забору подошёл, через щёлку смотрю — а там в темноте чернеет фигура, роста среднего, в одежке какой-то, спиной ко мне стоит и оглядывается по сторонам. Прислушался — бормочет что-то.
— Дядя, — сказал я, — ты что-то потерял?
Он повернулся ко мне — лицо в темноте было не разобрать, — и сипло так выговорил:
— Да сапог пропал, сапог…
И вдруг сам пропал. Вот так — стоял на дороге, я моргнул, а уже никого нет. И слышу — меня Миха зовёт…
Отволок я Миху спать, а у самого сон перебило. Сижу, в печку дрова подкидываю, курю, как паровоз. Так до утра и просидел. И всё мне слышалось, что по дороге мимо дома шлёпает кто-то и бормочет.
Как Пашка поднялся, я у него стал про соседей спрашивать, и он рассказал, что прошлым летом один дачник пьяный шёл домой мимо озера, упал в воду и утонул. У самого берега упал, но вниз лицом, поэтому захлебнулся. А когда его люди нашли, то увидели, что на нём только один сапог. Поэтому все решили, что он каким-то образом второй сапог в озеро уронил, за ним полез и не удержался, упал…
Я не стал Паше ничего говорить, потому что он бы мне не поверил. Но этот булькающий звук, который я тогда услышал, до сих пор стоит у меня в ушах.

Оставьте комментарий: