Распахнутые окна

Есть у меня подруга ещё со школы. Прошли вместе огонь и воду среднего образования, так сказать. Видимся мы с ней не то, чтобы часто, но общение каждый раз выходит крайне доверительным. Вот и прошлым летом она вдруг приехала и огорошила меня новостью — рассталась со своим бойфрендом, который, надо сказать, был человеком довольно вспыльчивым и подозрительным, так что никакого горя по этому поводу я не испытала.
Причина расставания тоже была какая-то прозаическая, ушли былые чувства, да и в быту он себя показал не с лучшей стороны. А поскольку проживали они последние несколько лет в подругиной квартире, эта самая подруга решила поступить как «настоящий джентльмен» и не выставлять теперь уже экс-бойфренда на улицу в ночь глухую. Вместо этого она взяла отпуск и уехала на две недели к родственникам, чтобы парень её смог спокойно собрать вещи и найти новое жильё, без скандалов и обоюдных истерик.
Подруга вернулась в дом родной, нашла в почтовом ящике ключи и рассчитывала обнаружить пустую квартиру. В каком-то смысле так и было, только вот её встретил жуткий разгром. Все зеркала были разбиты, вещи вывалены из шкафов и раскиданы по полу, у многочисленных плюшевых пылесборников то ли оторваны, то ли отрезаны головы, а на кухне в столешницу с силой воткнуты все ножи и вилки. Да ещё окна открыты настежь, причем явно не один день, потому что в комнаты налетела куча всякой пыли и листьев.
Когда подруга показывала фотографии этого бардака, мы были в шоке и ужасе. И, конечно же, сразу подумали, что бывший парень просто напился в один прекрасный вечер и учинил весь этот беспредел, потому что заводился он с полоборота и в более мирных обстоятельствах.
Подруга сначала хотела заявить на него в полицию, предъявив фото, но после того, как гнев поостыл, стало понятно, что никто с такой с такой ерундой связываться не будет, обычная бытовуха же. Тем более, в подруге проснулась совесть, мол, я же была инициатором расставания, так что он имел полное право психовать, хотя, конечно, не до такой степени.
В общем, надежда на мирное расставание потерпела сокрушительное фиаско, но жизнь продолжалась. Осколки были убраны, вещи сложены на место, и всё вроде как потекло своим чередом. Вот только через несколько дней подруга нарисовалась у меня на пороге и попросилась переночевать. И вид у неё был хуже некуда.
Через несколько часов мне удалось её разговорить и выспросить, почему ей вдруг дома не сидится. Оказывается, после всего произошедшего в квартире стали происходить очень странные вещи. Лампочки либо перегорали, либо начинали странно мерцать, то и дело пропадало электричество, телевизор показывал сплошные помехи, а Интернет, если и появлялся, то только с утра и буквально на пару часов. Службы поддержки только разводили руками и уверяли, что с их стороны всё в порядке. И если всё это можно было с натяжкой списать на проблемы с проводкой, то остальное не лезло ни в какие ворота.
Поминутно оглядываясь, как затравленная зверушка, подруга рассказала, что начала видеть краем глаза какие-то тёмные силуэты, причем с каждым днём всё чаще и чаще, а ночи превратились в одну сплошную пытку — стоило выключить свет, как темнота буквально обрушивалась на квартиру, не было видно ни бликов от проезжающих машин, ни света фонаря за окном. Вообще ничего. И тишина. Эта темнота, казалось, впитывала в себя все звуки, которые могли и должны были проникнуть с улицы.
Темнота обступала со всех сторон и как будто смотрела. И шептала, десятками разных голосов бормотала что-то неразборчивое прямо ей на ухо. Иногда она даже чувствовала на щеке чужое ледяное дыхание. От такого у меня мурашки побежали по коже.
Не похоже было, что подруга врёт или страдает излишней мнительностью. Хотя этот разгром вполне мог спровоцировать нервный срыв… Но я ей почему-то поверила. И про живую, плотную темноту, и про скрипы и шорохи, которых раньше никогда не было, и про лампочку ночника, моментально перегорающую при любых попытках спать при свете…
В конце концов, я, как могла, успокоила подругу, мы немного выпили и кое-как уснули. Но посреди ночи нас разбудил её телефон. Нет, это были не таинственные призраки, а всего лишь её соседи снизу, которые без лишних слов устроили ей жуткий разнос за шумную гулянку со швырянием мебели и пообещали вызвать полицию, если это не прекратится. Естественно, они не поверили, что в квартире сейчас никого нет. Остаток ночи мы просидели как на иголках и на первом же автобусе отправились в злосчастную квартиру, ожидая увидеть у подъезда вызванную соседями полицию.
Полиции, к счастью не было. Но в квартире снова был бардак — все стулья валяются перевёрнутые, причем одна табуретка была даже сломана, как будто её с силой швыряли об пол, вещи снова выброшены из шкафов. Подруга схватила телефон и стала звонить бывшему, потому что первая мысль, посетившая нас обоих, была проста, как мычание — он заказал дубликат ключей и, чтобы сделать свою месть ещё более красочной, дождался, когда она уйдёт, и повторил подвиг.
Однако бывший клялся и божился, что ничего не делал — более того, он был в другом городе у друзей. И никаких разгромов он не учинял; вернее, хотел выкинуть парочку подругиных вещей, даже окна с этой целью пооткрывал, но потом просто плюнул и ушел. Так что всё, в чем он повинен — это распахнутые окна.
Мы не знали, верить ему или нет, и, начали наводить порядок в квартире. Когда я складывала вещи в шкаф, то заметила одну странность — верхняя петля на дверце была сломана и болталась на честном слове. Вернее, сначала-то мне это странным не показалось, но в следующем шкафу обнаружилась та же самая поломка. И ещё в одном… В итоге я начала проверять всё, даже дверь кладовки. И везде одно и то же. Из-за этих сломанных петель дверцы не закрывались плотно, и между ними оставались небольшие, буквально в полсантиметра, зазоры.
Когда мы устранили все последствия разгрома и сели пить чай, я буквально кожей почувствовала, как из этих щелей, из узких полос кромешной темноты, на меня кто-то смотрит. Подруга поймала мой взгляд и побледнела, но ничего не сказала.
А потом у меня жутко разболелась голова. Вообще, ощущение было такое, как будто я как минимум в одиночку вскопала целое картофельное поле. Хотелось упасть и уснуть. Но спать в этом месте совершенно не хотелось, поэтому я поспешила уехать домой, заверив на прощание подругу, что в случае чего она всегда может приехать спать ко мне. Что она, кстати, и сделала буквально через день. Но поспать нам снова не дали, всё те же соседи с жалобами на шумную гулянку. Почему-то когда подруга оставалась на ночь дома, ничего не происходило. Ну то есть как ничего — она всего лишь лежала ни жива ни мертва от страха до самого утра.
Всё это продолжалось до тех пор, пока к подруге не нагрянула с визитом её тётка. После ночи, проведённой в гостях у племянницы, она молча собралась и уехала, а на следующий день вернулась в сопровождении какой-то странной старушонки. Что эта бабка делала и говорила, мне неизвестно, подруга напрочь отказывается об этом говорить, но после её визита все странности в квартире прекратились.
С подругой мы продолжаем видеться, но стараемся не вспоминать эту историю, тем более, что всё обошлось без последствий. Разве что она теперь очень редко проветривает квартиру и бдительно следит за тем, чтобы все окна были плотно закрыты после наступления темноты.
И знаете, я теперь понимаю, что бывший тут совсем ни при чем — просто в какой-то момент в распахнутые несколько ночей подряд окна надуло не только листья. Вместе с ветром туда просочилось что-то злое. Что-то, что, возможно, давно блуждало по округе в поисках убежища. Убежища и пищи.
Поэтому я тоже больше не проветриваю перед сном. Просто на всякий случай.

Оставьте комментарий: