Приворожила

Есть у меня знакомый один, своеобразный человечек. Появляется, как Чеширский Кот, когда захочет, и всегда сначала появляется улыбка. На днях опять объявился после полутора лет без связи. Притащил пива, мяса и позвал в лес на пикник. Я дите к матери закинула и с ним в лес махнула. Палатку разложили, костер разожгли, мясо пожарили, выпили, новости обсудили… Уже, вроде, и спать надо бы, рассвет близко, а он, вижу, все рассказать хочет что-то, а не решается. Ну, я его в лоб и спросила, мол, проблемы, помощь нужна? А он говорит, нет, помощь не нужна, просто рассказать хочу, знаю, что ты в этом, вроде как, разбираешься, и все равно стремно, вдруг на смех поднимешь… Ну, и рассказал вот что.
Познакомился с одной девушкой. Симпатичная такая, весёлая. Потусовались чуток, понял — не моё. Всё при ней, но, знаете, как бывает — скучно мне с ней, обязаловка началась: выходные вместе, к друганам не пускает, пошли уже закидушки насчёт «познакомимся с родителями». В общем, решил: будем расставаться.
Помаялся несколько дней, но всё же решился. Звоню, говорю: «Есть разговор серьёзный». И грустно-виноватым таким голосом. Морально, значит, готовлю. Она сразу — да, мол, хорошо, приходи ко мне, никого как раз дома нет. В общем, я пришёл, а она меня сразу на кухню. И кофе наливает — вот только сварился. По запаху показалось — намешано там специй каких-то, но только корицу различил, я в специях не особо силён. Вкусный очень кофейный был, я чашки три, наверное, под сигареты выпил. А она и не спрашивает, что там за разговор у меня был. А мне уже и расхотелось о расставании говорить. Начнётся, думаю, сейчас: слёзы, давай опять попробуем, а то и хуже — ругань, оскорбления. В другой, как-нибудь, раз. Посидел ещё чуть-чуть для приличия, как тот Винни-Пух, и ушёл.
И вот с этого дня пошли странности. Лягу спать — она во сне снится. Расстаться не получается никак. Пробую не звонить — рука сама телефон берёт. И ладно бы хотел там дальше с ней мутить — нет, надоело уже, да и страсти первоначальные уже испарились. А вот уже не могу просто бросить. Сколько раз себе говорил: всё, завтра звоню и говорю, что кина не будет. А завтра звоню — и договариваюсь о встрече.
Уехал от этой напасти на дачу (дело было в середине сентября) под предлогом помочь родителям по хозяйству. А у нас на даче по одну сторону дороги — дачи, а по другую — уже деревня пошла. Старики доживают. И среди них одна бабуля, неожиданно незлобная и приветливая, мы у неё часто молоко берём. Вот только я приехал, ворота закрываю, она и идёт. Смотрит пристально и говорит: «Мучаешься, сыночек?» Я не понял сразу, что к чему, отвечаю, что нет, совсем и не мучаюсь, отдыхать вот на выходные приехал . А она: «Все приворожённые мучаются». И пошла себе.
Все выходные я про девушку эту свою думал — меня как тянет к ней, и в то же время даже противно становится. Приехал в город, ещё хуже началось. Она звонками долбит, каждый шаг контролирует, а я послать её не могу, и видеть не хочу, и без неё не могу. А приду от неё — так тошно на душе, как будто что-то мерзкое сделал, у дитёнка конфету отобрал. И мысли странные стали появляться: типа на фига мне вообще эта жизнь сдалась, ничего мне уже не хочется, вот пойду сейчас, навернусь с крыши — и всем мучениям конец.
В общем, еле выходных дождался — и на дачу. Матери говорю: пойду молочка куплю. И бегом, бегом в деревню. Бабка была дома, встретила меня, как будто ждала. А, говорит, пришёл. Молоко налила, я деньги отдал и не ухожу. А она молчит и ждёт чего-то. Тогда я прямо так и спрашиваю: «Бабушка, а вы можете привороты снимать?». А сам думаю, что она мне сейчас за такие слова молоко на голову выльет. А она наоборот, как будто только и ждала, закивала и говорит, хорошо умею. Только не ходи за мной, не смотри, что буду делать. Ушла в дом, минуты через три вынесла мне воду в обычной банке. Сказала мне поставить в изголовье кровати и утром туда посмотреть, а потом сходить на перекрёсток и через левое плечо вылить. Я спрашиваю ее, чем, типа, отблагодарить? Она денег не берёт, сначала, говорит, посмотри, будет ли результат.
И вот, на утро, я в ту банку глянул — а там клубок гнили какой-то, не то черви, не то грязь. Ближе разглядывать как-то не хотелось. Может, и позаползало что за ночь, природа ведь кругом. Выплеснул я эту банку, поначалу вроде и не почувствовал ничего. Только, когда домой шёл, во мне такая ярость поднялась, что еле я ту банку не фиганул об столб. Сдержался кое-как. А пришёл домой — телефон звонит. Она. Опять в претензии — чего это я на дачу укатил, когда она хотела меня к подружке в гости взять. И меня как прорвало. Наговорил… И расстаёмся, и надоела ты мне, и видеть тебя больше не хочу. Выговорился, трубку положил, и номер в чёрный список занёс. И больше не тянет меня к ней, и совсем она не симпатичная теперь кажется, как приглядишься — страшила, только косметикой прикрытая.
Какое-то время молчал об этом, никому не говорил, потом, не выдержал маме рассказал. Думал, посмеётся. А она собрала из погреба свои самые ценные закатки — там салаты какие-то, желе смородиновое — она у меня любит всякие соленья-варенья, конфет купила и бабуле той самой отнесла.

Оставьте комментарий: