Песни на ночь

Пошли мы как-то с друзьями в поход. Лет нам тогда было по шестнадцать. Шли я, мой друг и его девушка. Естественно, как люди ленивые и без фантазии, в лес. А лес находился недалеко от нашего города. Чтобы компенсировать это, зашли в него глубоко, километров так на десять. Кругом ни деревни, ни дачи. Правда, рядом источник бежал, из него мы воду и брали.
Пришли, разбили палатку, принесли воды, сварили суп, поели. Лапша хорошо пошла на свежем воздухе. Вечерело. Мы сидели у костра и травили анекдоты и разные байки. Была с собой и гитара. Я тогда, как любитель творчества группы «Король и Шут», начал петь песни про леших, колдунов и оживших мертвецов. Нам с другом было весело, а вот Ирке (девушке моего друга) было не до смеха. Она попросила нас не петь на ночь такие песни. Мы не послушались — только-только ведь разошлись. Ирка просила долго и истерично, потом перешла на плач. Тут мы и прекратили.
Сидим, время ночное, луна светит высоко. Полнолуние. В лесу тишина — ни звуков птиц, ни других лесных обитателей. Людей, кроме нас, нет — это точно, потому что мы ходили полдня по лесу, собирали дрова. Я сижу, курю, а Ваня что-то рассказывает про друга с Украины, костёр освещает деревья в радиусе десяти метров. И тут я замечаю боковым зрением из-за дальнего дерева, которое освещает костёр, выглядывает какая-то тень. Поворачиваю голову — никого. Должно быть, игра света и не более. Сижу дальше, и тут опять то же самое мерещится, снова поворачиваю голову — и снова никого. Тут начинаю замечать, что и Ирка раз через раз поворачивает голову в ту сторону и пристально вглядывается. Ваня спросил, заподозрив неладное: «А что здесь, собственно, происходит?». На что мы ответили: «Молчи, смотри сам». Ваня стал вглядываться в темноту, потом резко повернул голову в том направлении, где нам мерещилось движение, и шёпотом спросил: «А вы это тоже видите?».
Нас всех накрыл панический страх. К тому времени эта смутная тень уже стояла посреди деревьев в пяти-шести метрах от нас, явно наблюдая за нами. Мы втроём не просто вбежали в палатку, а чуть не снесли её. Закрыв палатку, мы начали вслушиваться. Ирка всё повторяла, что не надо было петь такие жуткие песни, потому что они нечисть притягивают.
Так и просидели, не смыкая глаз, всю ночь, боясь выйти даже, пардон, по нужде. Только когда начало светать, мы уснули. Во сне я видел, словно кто-то идёт к нашей палатке со стороны леса — причём видел это его глазами. А потом мы все трое одновременно подскочили от того, что кто-то, противно хихикая, пробежал мимо нашей палатки. Так как было уже светло, я расхрабрился и тут же вылез посмотреть, кто это, но никого не увидел.

Оставьте комментарий: