Парень, который любил уходить из дома

Когда я учился в школе, особым событием для меня был ежегодный конкурс плакатов, посвященный борьбе с ВИЧ-инфекцией и употреблением наркотиков. Большие рисунки, которые неизменно изобиловали черепами, угрожающими надписями и прочими мрачными элементами, из года в год производили на меня неизгладимое впечатление. Тогда всё это воспринималось, как очередной повод погрузиться в столь любимый мною мир тёмного, жуткого и запретного.

Прошло некоторое время, я повзрослел, и тема наркотиков перестала быть чем-то забавным и загадочным. Некоторых моих знакомых посадили в тюрьму за распространение, кто-то погиб под действием дешёвых препаратов. Пацаны, с которыми ещё, казалось бы, недавно гонял в футбол, бегали теперь не за мячом, а за лёгкими деньгами, скрываясь от полиции и меняя съемные квартиры как перчатки. Найти в моём окружении людей, которые никогда не пробовали «вещества», с каждым годом становилось всё сложнее.
Пару лет назад наш городок посетило очередное мрачное событие: пропал парень Игорь (имя изменено). Мы с женой с ним не общались, но сам факт, что исчез наш общий знакомый, вызывал определенную тревогу. Следует отметить, что к этому событию не сразу отнеслись серьёзно: бывали случаи, когда Игорь в наркотическом угаре убегал из дома и несколько дней шатался по «хатам», в итоге, когда деньги кончались, возвращался.
Тем не менее поиски начались. По городу поползли слухи, что парня видели на станции в сорока километрах от города, и это в очередной раз породило новые сплетни, мол, очередной раз Игорь ушёл на природу покушать грибов, вдохнуть аромат афганских трав и отдохнуть от суетной обыденной жизни. Некоторые рассказчики, в основном в состоянии алкогольного опьянения, утверждали, что Игорь им недавно писал, что он в порядке, просто немного бухой, накуренный, и ему не хватает денег на билет, чтобы вернуться домой из соседнего населенного пункта. К несчастью, реальной основы под собой эти истории не имели.
Вот уже и подходил к концу холодный снежный февраль, а значит, безрезультатные поиски длились почти полтора месяца. Мать Игоря (назовем её Елена) в тот вечер уже вернулась домой с работы. Звонок с незнакомого номера заставил сердце сжаться до крошечных размеров, ведь он мог нести информацию о её пропавшем сыне. Какого же было удивление несчастной женщины, когда из трубки зазвучал голос Игоря. В беспамятстве Елена трясущимися руками записала название деревни, в которую звал её сын. Почти не раздумывая, она решила ехать сразу же после звонка, несмотря на поздний час и опустившуюся на город темноту.
Деревня Ю. находится совсем недалеко от нашего городка, потому Елена достаточно быстро туда добралась. Но вот незадача – домов в ней было достаточно много, потому женщина набрала тот самый номер, с которого она приняла звонок. Снова голос Игоря, на этот раз парень сообщил, что находится в лесу, который располагается прямо за деревней. И снова мать ничего не смутило, она уверенно направилась в сторону тёмных деревьев.
Небольшой участок поля отделяет деревенские дома от того самого леса. Остановившись на заснеженной полосе, женщина услышала голос. Он звал её прямо из леса. Но что-то внезапно смутило Елену, которая ещё минуту назад готова была бежать к сыну хоть на край света. Руки словно сами потянулись к мобильнику. В голове проскочила мысль – нужно позвать мужа. К счастью, он и телефон поднял быстро, да ещё и сказал, что до деревни его подвезет старый друг, так что поиски Игоря продолжат втроём, вооружившись фонариками.
Теперь уже трое взрослых людей стояли на опушке ночного леса, и никому уже не хотелось идти туда, в непроглядную тьму. Набрали номер, с которого звонил Игорь. Оператор вежливо разъяснил, что такого номера не существует. Голос из леса больше не звал. Обессиленной матери ничего больше не оставалось, как садиться в машину и ехать домой. На следующий день о случившемся она рассказала родственнице моей жены.
Снег в тот год растаял только в середине марта. Тогда и нашли Игоря. Наши общие знакомые рассказали, что по версии следствия, в ночь своего ухода из дома парень пришёл в частный сектор, разделся, сложил часть одежды в свой рюкзак и голый закопался в снег. Только через пару лет мне рассказали, что накануне своего ухода из дома Игорь принял большую дозу галлюциногенов, его оставили в подвале «друзья», а он всю ночь названивал им, просил о помощи, т.к. под действием веществ не мог найти выход из подвала. Наутро он вернулся домой в подавленном состоянии, нёс всякий бред о конце света, продолжал донимать звонками членов своей компании. А вечером, не сказав ничего внятного родителям, он взял с собой рюкзак, кое-что из еды и ушёл восвояси. Той же ночью он замёрз насмерть.

Оставьте комментарий: