Оно идет

Было около 22:00, когда мы с напарницей подъехали к дому. Старое, заброшенное здание, на вид ничем не примечательное, оно, тем не менее, вызывало некоторое беспокойство своей мрачной внешностью. В разбитых окнах, кое-где завешанных клеенкой, свистел ветер. Дверь прогнившая, с давно отвалившейся ручкой. Местность вокруг дома поросла высокой травой.
Если честно, то я был в недоумении. Судя по словам свидетеля, крики доносились именно отсюда, а в окнах то и дело вспыхивали какие-то огни. Я не сомневался, что это бездомные опять устроили здесь балаган, так как место более чем подходящее. Как же мне это уже надоело. Из множества вызовов добрая половина оказывалась связана именно с ними. Вот скажите: разве это прерогатива полиции – разгонять веселящихся бомжей? Тем не менее, приходится мириться с таким положением вещей.

Мы вышли из автомобиля и направились ко входу. Внутри все было тихо. Переглянувшись, мы все же достали пистолеты, и я первым вошел внутрь.
Было темно, хоть глаз выколи, так что пришлось включать фонарики. Коридора в здании не оказалось, так что мы попали сразу в гостиную. Она была совершенно пустая – ни мебели, ни ковров, совершенно ничего. Видимо, мародеры уже успели здесь побывать. Уроды, что тут еще сказать.
Мы направились дальше. Гостиная вывела нас в небольшую комнату, стены которой были завешаны старыми вырезками из газет. Синди подошла ближе, бросив луч фонарика на одну из вырезок. Это была какая-то статья, но прочесть, о чем она, оказалось невозможным. Полностью сохранилась лишь дата в оглавлении – 1915 год.
— Ничего себе, — напарница присвистнула. – Этот дом гораздо более старый, чем мы предполагали. Рэй, — она обернулась ко мне, — Что думаешь по этому поводу?
Я только пожал плечами. Что нам это дает? Ну, газета столетней давности, на которой все равно ничего не прочесть. Бесполезно.
Самой новой вырезкой оказалась статья о пропаже молодой девушки по имени Дженни – более сорока лет назад. Мы слышали об этой истории, говорят, ее так и не нашли, а дело было закрыто спустя несколько месяцев. По сути, это все, что известно.
Обыскав комнату и не найдя ничего интересного, мы направились дальше.
Тут нас поджидал сюрприз. Внешне дом впечатлял размерами, он казался эдаким уменьшенным вариантом дворца, хоть и жутко старого. Внутри же оказалось тесно. Нет, правда, видеть крошечные комнаты, переходящие одна в другую без всяких коридоров – это, по меньшей мере, странно. И везде мы видели только одно – комнаты были либо совершенно пустыми, либо, опять же, завешаны вырезками, все такими же древними. Необычно, не находите?
Выйдя из очередной комнаты, мы уперлись в лестницу, которая вела вниз, судя по всему, в подвал. Черт возьми, а где же подъем наверх? Дом имеет высоту в пять этажей, а мы проверили все помещения на первом, пропустить хотя бы одно было просто невозможно. Чертовщина какая-то. Делать нечего, придется спускаться.

Мы не ошиблись – это был действительно подвал. В отличии от помещений наверху, здесь оказалось очень даже просторно. Да, здесь по-прежнему пусто, но хотя бы ощущение клаустрофобии осталось позади.
Внезапно послышался отчаянный женский крик. Даже не став переглядываться, мы бросились в сторону, откуда он исходил. Распахнув оказавшуюся железной дверь, мы ворвались в большую комнату. Потолок и стены были бетонными, кое-где под ногами хлюпала вода, но не это привлекло наше внимание. Посреди комнаты сидела привязанная к стулу девушка. Она была обнаженной, и все ее тело покрывали рваные раны, из которых сочилась сукровица. Ее глаза были распахнуты, в них читался смертельный ужас.
Она закричала еще раз, и из ее рта потекла кровь. Переборов отвращение, я бросился к ней и попытался развязать веревки, но ничего не получилось.
В темноте раздались тяжелые шаги. Синди моментально развернулась, и в ту же секунду ее фонарик погас.
— Оно… здесь… опять, — прошептала привязанная, закашлявшись.
Вот дерьмо! Я вытащил из-за пояса нож и начал ожесточенно резать веревки. Шаги раздавались все ближе.
— Рэй, быстрее! – крикнула Синди. В ее голосе слышалась паника.
Черт, черт, черт! Да что происходит вообще?! Ослабив узлы, я после нескольких попыток все же сумел стянуть веревки. Девушка мгновенно повисла, и я подхватил ее.

Знаете такое чувство, когда на вас кто-то смотрит? Вы физически ощущаете тяжелый взгляд, особенно, если он не дружелюбный.
Я обернулся, но никого не увидел. Вообще никого. Но ощущение взгляда не пропадало. Тогда я догадался посмотреть вниз. И увидел нечто, что навсегда останется в моей голове.
Помните, я говорил о том, что на полу местами была вода. И как раз в том месте ее как будто что-то вдавливало в пол, и в стороны то и дело летели брызги. Такое чувство, что там кто-то стоял, но я никого не видел, черт возьми!
— Вы… н-не можете видеть… его, — девушка подняла голову, посмотрев мне в глаза. – Только тот, кто передал… и… кому передали, — она застонала, уткнувшись лицом мне в плечо.
И тут я понял.
— СИНДИ, БЕГИ, СЕЙЧАС ЖЕ! – крикнул я и, сорвав с себя , бросил ее вперед. Она повисла в воздухе, словно наткнувшись на какое-то препятствие. В следующий миг вода начала разбрызгиваться в разные стороны. Оно шло на меня.
Закинув раненую на плечо и схватив остолбеневшую напарницу за руку, я бросился к выходу. Почему же не стрелял, спросите вы? Да потому что это совершенно бесполезно. Максимум, чего я добьюсь – это оглушу Его на несколько секунд.

Мы выбежали из дома и остановились как вкопанные.
Машины не было!
Черт, как такое может быть? Кто станет угонять машину полиции? И даже если так, то почему мы не слышали сигнализации? Тем временем начался дождь.
— Рэй, — прошептала Синди, сжав мою руку.
Стиснув зубы, я оглянулся вокруг. И кое-что привлекло мое внимание. Капли дождя в определенном месте не долетали до земли, разбиваясь обо что-то невидимое. Так, а вот этого я никак не ожидал. Ладно, я знал природу Его, но никак не мог предположить, что Оно может делать с предметами что-то подобное. Возможно, и мебель никуда не пропадала, и лестница наверх была на месте, просто Оно очень не хотело, чтобы кто-нибудь стал искать очередную его жертву. Вот только с входом в подвал просчиталось. Ладно, будем импровизировать.
Я потащил Синди и раненую к машине. Нащупав рукой дверцу, я отворил ее.
— Залезай.
— Рэй, что за?
— Потом объясню. Давай внутрь.
Синди, похоже, после увиденного в подвале решила ничему не удивляться, и послушалась, только мотнув головой, когда приземлилась на что-то мягкое, оказавшееся креслом.
Я понял, что Оно вышло из дома, когда раненая вскрикнула и ткнула пальцем мне за плечо. Бросив ее рядом с Синди, я обернулся.
Дикое зрелище, когда на тебя прямо по воздуху плывет куртка.
Я поднял ствол пистолета и дважды нажал на спусковой крючок. Куртка упала на землю, образовавшееся болото промялось. Полежи пока.
Машина тут же стала вновь видимой. Не мешкая, я запрыгнул на водительское сиденье и завел мотор. Автомобиль рванул с места, и вот мы уже мчались сквозь дождь к больнице.

***

Я зашел в палату уже после того, как девушка более-менее оклемалась. Она лежала на койке, открыв глаза, и с испугом смотрела в мою сторону.
— Это Вы? – в ее голосе слышалось облегчение.
Ее раны были перевязаны, и кровь удалось остановить, Врачи уверяли, что теперь ее жизнь в безопасности. Я-то знал, что это далеко не так.
— Да, все в порядке, — я пытался говорить уверенным голосом. – Как Вас зовут?
— Кейт.
— Итак, Кейт, — я решил не тянуть. – У меня два вопроса. Первый: как его зовут? Второй: как давно это началось?
— Вы знаете о Нем?
— Да.
Кейт приподнялась, опершись на локти.
— Мы познакомились с Тревором два месяца назад. Он так красиво ухаживал за мной, дарил цветы, приглашал в театр. Все это вскружило мне голову, и я как-то не обратила внимание, что очень уж быстро развиваются наши отношения. И вот однажды мы встретились у него дома. Похоже, он что-то подмешал мне в коньяк, потому что очнулась я уже в подвале того самого дома. И он сказал мне, что теперь я жертва, после чего привязал меня к стулу, а сам ушел. Оно появилось позже, и было готово убить меня, но тут ворвались вы и спугнули Его.
— Твой Тревор полный идиот, — процедил я сквозь зубы. – Ведь если бы Оно тебя убило, то пришло бы за ним. Ладно, не беспокойся, — я осторожно положил Кейт обратно на койку. – Я разберусь с Ним.
Я выключил свет и покинул палату. Пусть отдыхает, а Его я возьму на себя. Посмотрим, действительно ли ты бессмертный, урод.

***
Долго ждать не пришлось. Послышался звон – и в разбитое окно влетел камень. Потом шорох – и я понял, что Оно вползает внутрь. Я медленно, чтобы не привлечь раньше времени Его внимание, направился к палате Кейт. Хоть Оно и невидимое, но тихо себя вести явно не умеет, и его шаги гулко раздавались по коридору.
Я открыл дверь и, зайдя внутрь, приложил палец к губам. Девушка, которая так и не решилась уснуть, только кивнула. Я подошел к столику и взял оттуда заранее приготовленные шокер и нож. Потом открыл шкаф и достал бутылку чистого спирта. Вот теперь мы готовы.
Послышался скрип двери, и через секунду она отворилась. Я сразу же схватил висевшее на вешалке полотенце и набросил его на противника. Оно же просто продолжило приближаться к койке. Кейт молчала, как я и велел. Умница, девочка.
Дождавшись, пока Оно окажется рядом, я тут же ударил его шокером. Послышался визг, полотенце задрожало. Даже так? Я не стал ждать, пока Оно очнется от удара током и взмахнул ножом, следуя указанию пальца Кейт. Что-то с глухим стуком упало на пол. Судя по всему, это была конечность. И все равно Оно пыталось добраться до койки. Следующим ударом я отсек Ему ногу. Что, гад, не ожидал повторной встречи?
Полотенце продолжило ползти вперед, и вот уже слышно царапанье деревянной ножки. Да что ж ты упорный такой?
Я размахнулся и со всей силы всадил нож в середину полотенца. Показалась кровь, царапанье утихло. Я открыл бутылку и вылил весь спирт на полотенце и вокруг него.
— Пошли отсюда, — я помог Кейт подняться и, доведя ее до порога, обернулся и вытащил из кармана зажигалку.
— Попробуй теперь ожить.

***

Тревора мы не нашли, как, в принципе, и ожидалось. Скорее всего, говнюк просто покинул город. Ну, ничего.
Пожар вскоре потушили, и я надеюсь, времени хватило, чтобы от Него остался лишь пепел. За Кейт я буду наблюдать и дальше. И не только, чтобы убедиться, что Оно не вернется, но и… Ну, вы понимаете. Пожалуй, приглашу ее на свидание.

Оставьте комментарий: