Один из нас

-Мэтти? Мэтти, постой, куда ты так спешишь?
Маленький мальчик, с курчавой светлой головкой и большими зелеными глазами, едва ли поспевал за своим старшим братом, который искоса бросая хмурый взгляд на тот или иной аттракцион, уверенно шагал мимо. Ему это было неинтересно, чего не скажешь о Дэниэле, который буквально искрился от восторга.

Площадь была заполнена оголтелой массой людей. Ощущение складывалось, словно весь город сошел в одно место, в ожидании чего-то действительно масштабного и грандиозного. На фоне общего веселья играла громкая цирковая музыка, зазывая народ на праздник. В воздухе стоял запах жареного попкорна и другой не менее аппетитной сладости, от которой появлялось сильное желание остановится у одного из тех ржавых фургончиков, чтобы перекусить ход-догом или сладкой ватой. Где-то вдалеке плясали яркие огни, напоминающие желтых светлячков, освещавших гигантскую площадь. Старики и дети, мужчины и женщины, девушки и юноши, все они находились здесь — на карнавале.
***
Скромный и неприметный городок Барбридж неожиданно посетил цирк. Все улицы тут же оказались расклеены в рекламных плакатах, приглашающих на самый грандиозный и незабываемый вечер. Экзотические животные, клоуны, факиры, силачи, гимнасты, акробаты и циркачи, а также множество других увлекательных вещей. Программа мероприятия действительно обещала быть интересной, хоть и тщательно интриговала своим финалом.
Исполинский красный шатер расположился за городом и возвышался над всеми другими домами, которые на его фоне казались маленькими хибарками. Но вот артистов никто не видел, словно они все время проводили внутри, репетируя номера к грядущему представлению.
Мэттью хотел пригласить свою подругу из старшей школы, но вот беда, за ним, как на зло, увязался его назойливый младший братец. И он мог бы от него отвязаться, если бы не одно "Но" — родители. Их незабвенный, любимый сын захотел отправится на шоу; поглазеть на говорящих медведей — малыш Дэниэл считал, что дрессированные медведи умеют разговаривать и ходить на двух лапах, а также кататься на велосипеде и есть рыбу. Отец строго приказал не отходить от брата ни на шаг, а как в такой ситуации побыть с девушкой наедине? Мэттью просто переполняла ненависть, однако ничего поделать с этим он не мог, ведь не взяв Дэниэла родители запрещали идти и ему.
-Мэтти, а мы увидим слонов? — спросил мальчик.
-Не знаю, — раздражено ответил парень. Милое имя "Мэтти", которым его так любил называть младший брат, дико выводило его из себя.
-А медведи, медведи там тоже будут? — не унимался ребенок, нервно растягивая левый рукав черной кожаной куртки Мэттью.
-Хватит донимать меня своими тупыми вопросами, малявка! — взорвался парень. Дэниэл покорно замолчал и последующее время не проронил ни слова, опасаясь очередной вспышки гнева старшего брата. Они миновали тир, где группа ребят, стоявших вдоль бортика, расстреливали мишени из пневматических винтовок. Еще одна молодая пара держалась за руки в очереди на колесо обозрения, которое сказочно переливалось разноцветьем и светилось во тьме; размерами же оно ни чуть не уступало гигантскому шатру, и оказавшись на самой его вершине, серый городишко открывался, как на ладони.
-Эй, Мэттью!
Кто-то окликнул парня из шумной толпы. Он резко развернулся и чуть было не столкнулся лоб в лоб с рыжеволосой, миловидной девушкой.
-Вики? — изумлено воскликнул Мэттью. -Я думал ты осталась дома.
-Нет, гуляю с друзьями, здесь так весело, — отозвалась она, помахав рукой двум своим подругам, но кажется девушки не заметили этого; остановившись в стороне, они увлечено наблюдали за представлением факира, который ловко управлялся с огнем, вызывая новые и новые аплодисменты у зачарованной публики. Судя по всему он был индийского происхождения, со сморщенной, дряблой, красной кожей; лицо загримировано и изрисовано в непонятных символах и татуировках, которые также покрывали его голый торс; на голове черный тюрбан. Странно, но подобный грим носили все артисты, принадлежавшие к цирковой труппе.
"Как на похоронах", подумал Мэттью, но не решился высказаться вслух.
-Мэтти, — шепотом позвал его мальчик, который по-прежнему держался за его спиной. Парень предпочел проигнорировать просьбу младшего брата или просто ее не услышал из-за общего гула, подхватываемого карнавальной музыкой.
Внимание Дэниэла привлек высокий, худой незнакомец в цилиндре и сером костюме. Он держался в тени, подальше от других, но выглядел не здешним, возможно, один из представителей цирка, хоть и без этого дурацкого грима. У него была густая черная борода, с длинным заостренным носом и большие круглые глаза. В руке он крепко держал трость, с набалдашником в виде собачьей головы. Заметив, что мальчик наблюдает за ним, он неожиданно скорчил забавную рожу: надул щеки и безмолвно зашевелил губами, как рыба в воде. Затем достал изо рта красный мячик, а за ним и второй, словно они все это время прятались у него под щеками. Незнакомец бросил один из мячиков на землю, и он тут же покатился к мальчику, впечатленному фокусом. Ранее никогда не видавший подобного, он посчитал это самым настоящим волшебством, а странного человека в сером костюме — волшебником, и сразу же проникся к нему доверием. Мячик со шлепком ударился об ботинок ребенка, который незамедлительно поспешил подобрать его и осмотреть. Наконец оторвавшись от своей находки, Дэниэл слегка растерялся, потеряв волшебника из виду. Он хотел еще фокусов. Не уверено мальчик выступил вперед, обводя взглядом пространство перед собой, пока едва не различил вдалеке цилиндр. Незнакомец куда-то спешил, и Дэниэл решил последовать за ним, в надежде, что тот научит его магии, и быть может покажет, где тут у них обитают говорящие медведи. Дэниэл смешался с людским потоком, шагая точно за черным цилиндром.
-Слушай, раз уж мы с тобой оба оказались здесь, в такое время суток, не хочешь сходить со мной на колесо обозрения? — спросил Мэттью, почесав рукой затылок.
-Конечно, думаю девчонки будут не против, — сказала Вики.
-Отлично. — Обрадовался парень, прокручивая в мыслях дальнейший план действий. Он начисто позабыл о строгом указании отца, внимательно присматривать за младшим братом.

***

Дэниэл шел за ним, стараясь не отставать, пока мужчина не переступил порог того самого величественного шатра, где подготавливались все артисты и откуда, время от времени, доносились звуки оркестра, смеха и аплодисментов. Не долго раздумывая, мальчик отдернул красные занавески и проследовал за волшебником во внутрь.
Его встретила тьма и тишина, но только на пару минут, а после резко вспыхнул свет и Дэниэл в изумлении раскрыл рот. Он стоял посреди гигантской цирковой арены, окруженный пустующими зрительскими сидениями, плохо освещенными прожекторами. В верхнем ряду, куда не доходил свет, кто-то сидел и с интересом наблюдал за мальчиком. Дэниэл хотел было задать ему вопрос, но его прервал взволнованный скрипучий голос:
-Ты не один из нас. Кто ты? Что ты здесь делаешь?
И вновь он не дал ответить мальчику:
-А-а, ты, наверное, один из этих.
-Извините, а о ком вы говорите? — вежливо поинтересовался ребенок, по-прежнему держась на том же месте — в центре широкого круга, словно был на каком-то прослушивании или индивидуальной репетиции.
-О вас, любопытных, кто приходит сюда поглазеть на нас, даже если мы ставим воспрещающие знаки.
-Извините, я не видел никакого знака. Я кое-кого здесь ищу.
-Ну разумеется не видел.
Он лениво поднялся с места, разводя длинные руки в стороны. Этот некто был широкоплечий, с пышной, кудрявой шевелюрой и смешным голосом, словно постоянно кого-то передразнивал. Его подошвы гулко ударялись об пол, когда он медленно спускался к Дэниэлу.
На предпоследней ступени он буквально перепрыгнул через барьер и оказался в красном круге, показавшись мальчику во всем своем обличии.
-Страшно? — прохрипел он зловещим голосом. Мертвецки бледное, потрескавшееся лицо украшал мрачный грим; черные толстые линии расходились от уголков его губ, образуя жуткое подобие натянутой улыбки; одеждой служил клоунский наряд, который Дэниэл несомненно узнал. В прошлом году на его дне рождении отец надел такой же костюм и весь вечер строил из себя глупого растяпу.
-Нет, — ответил мальчик.
-Почему? — изобразил он на лице фальшивую грусть.
-Ты ведь клоун, а клоуны веселые и добрые.
-Кто тебе такое сказал, малыш? — продолжал он свою игру.
-Папа.
-Ты пришел с ним?
-Нет, с братом.
-Где же он, почему не с тобой?
-Он, — тут ребенок запнулся и печально опустил голову. -Он сейчас занят.
-Как же он отпустил тебя гулять одного, ты же можешь заблудиться и не попасть домой? — в очередной раз проскользнуло ложное беспокойство клоуна, звучавшее так явно, словно он и не скрывал этого. Но мальчик отвечал совершенно искренне и серьезно, как если бы не замечал, или не хотел замечать, наигранности, выглядевшей, как издевательство над его горем.
-Он меня ненавидит, — сказал Дэниэл, стараясь сдержать слезы, чтобы не показаться слабым в глазах новообретенного друга. -Он всех ненавидит. Мэтти часто ругается с родителями. Он говорит, что когда вырастит, сделает все возможное, чтобы уехать из этого города на другой край света. Один раз я сказал, что хочу вместе с ним, но он сказал, что я одна из главных причин, по которым он желает от нас сбежать. Я не сделал ему ничего плохого…
-Ты любишь своего брата? — отозвался клоун, неожиданно скривившись в гримасе. Его буквально передернуло от своих же слов, но усилием воли он подавил в себе это чувство.
-Да, — кивнул мальчик.
-Ты бы хотел видеть его счастливым? — снова он задал вопрос.
-Конечно.
Из-за за кулис вдруг раздался дикий скрежет, словно заработало несколько электропил. На арене бешено замигал свет, и малыш Дэниэл увидел за одним из зрительских кресел того самого бородатого волшебника в сером костюме и деревянной тростью. Он пронзительно смотрел на мальчика, не отводя взгляда. Клоун повернулся в его сторону и хмуро мотнул головой, словно не хотя с чем-то соглашаясь, а затем снова вернулся к ребенку.
-Нам пора, — крикнул он сквозь шум и широко улыбнулся. Черные линии тут же расплылись по его бледным щекам точно змеи; в безумных глазах отражалось зловещее мерцание света от прожекторов. Кажется намечалось представление, которое должно было быть незабываемым.

***

-Какая же ты свинья! — раздражено крикнула Вики, выбираясь из маленькой красной кабинки. На самой вершине колеса обозрения, Мэттью начал бесцеремонно приставать к девушке, считая, что для этого наступило подходящее время и место; он неумело пытался ее обнять и поцеловать, но выходило это грубо, вызывая с ее стороны лишь отвращение и гнев.
Не успела Вики пройти и пару метров, как тут же подбежали две ее подруги, которые с беспокойством стали расспрашивать, где она была. Они удалились, оставив парня одного. Он не собирался догонять ее и извиняться.
-Ну и пожалуйста! Валите вы все к черту! — с горечью сказал он сам себе. Больше Мэттью не хотел веселиться и собирался домой, когда вдруг замер на месте, вспоминая о том, что гложило его все это время, пока он ехал в этом чертовом колесе. Что-то важное, о чем он забыл, но сознание не давало покоя. Дэниэл! Малыш Дэниэл пропал. Не то, чтобы это беда была номером один в списке Мэттью, однако, как это объяснить родителям, которые точно не поймут его позиции.
Мэттью пристально оглядел живую площадь, однако в такой толпе найти маленького — и скорее всего испуганного, — мальчика было очень трудно.
-Дэниэл? Дэниэл?! — звал его Мэттью, бредя по дороге. -Дэниэл, черт бы тебя побрал, ну где ты? Дэниэл?
Он видел улыбающиеся лица людей, катающихся на аттракционах; крики, смех и бесконечная музыка, которая уже вызывала тошноту и головную боль; краснокожий факир, изрисованный в татуировках, выпускал изо рта огнедышащее пламя подобно дракону. Все те же лица и тот же звук, и запах сладкой ваты слились в один большой поток, каруселью кружащийся перед глазами парня; он обыскал каждый закоулок, заглядывал в лачугу старой гадалки, но нигде не мог отыскать своего младшего брата, который словно бы испарился.
И наконец оставалось последнее место, куда он еще не заглядывал. Парень стоял перед шатром и прислушивался к неразборчивым звукам, исходившим оттуда. Кажется играла фанфарная музыка, как на каком-нибудь торжественном мероприятии, куда собирался ворваться разъяренный и в конец уставший Мэттью.
Продолжение следует…

Оставьте комментарий: