Ночная напасть

Я армянин, живу в Ставрополе. Сколько себя помню, всегда был гордым, наглым человеком — обычный парень из Северного Кавказа. Никогда не верил в сверхъестественное и не думал, что это может произойти со мной.
Был обычный день. Я пришёл домой поздно, так как гоняли после работы в футбол с друзьями. Поужинав, лёг, уставший, спать.
Тут всё и началось. Точное время не знаю, но глубокой ночью я проснулся с острым чувством, что, кроме меня, есть ещё кто-то в комнате. Мои глаза ужасно болели, как будто на них кто-то давил, когда я спал. Лежал я на спине, взгляд был направлен на потолок, и вдруг с левой части потолка волнообразным движением ко мне стала спускаться какая-то тень, судя по очертаниям, женская. Маленького роста, где-то под метр, чуть больше. Рук не было.
Мне даже стыдно об этом писать, но я залез под одеяло. Встать и включить свет мне не давал страх. Когда мне стало не хватать воздуха, я высунулся из-под одеяла. И тут… Как бы глупо это ни звучало, но она начала в прямом смысле пожирать моё лицо. Смешно? А мне было страшно, как никогда в жизни. Так продолжалось до самого утра. Лишь один был способ прекратить это — закрыть глаза. Но я не мог надолго их закрыть, так как они начинали сильно болеть.
Я хотел бы описать чувство, возникавшее у меня, когда она делала своё чёрное дело. Просто правой рукой изобразите «гуся» и, якобы кусая, теребите ею, например, живот. Опять же, звучит глупо, но это чистая правда.
Утром я был как овечка, дрожащая перед волком. Бессонный и испуганный. Я хотел рассказать всё родителям, но гордость не позволяла. Следующие ночи проходили так же — эта тварь меня мучала, зажмуривание помогало, но представьте, что монтировкой вам пытаются поднять веки… Она вонзалась в моё лицо, при этом в голове возникал характерный звук — представьте машину, которую пытаются завести. И лишь когда начинало светлеть, она уходила.
Я рассказал о своей напасти другу. Он не посмеялся — видимо, мой паршивый вид всё доказывал. Впрочем, он не мог ничем помочь, я и не ждал помощи, так как это было моё дело, и нужно было самому что-то делать.
Это продолжалось больше недели. Была мысль спать на диване — но отец спросил бы, почему я не сплю на своей кровати… За эту неделю я уже адаптировался и мог кое-как бороться с нею. Я залезал под одеяло, закрывал глаза, но, начиная впадать в сон, просыпался снова, когда она вновь начинала питаться мной. Я за эту неделю измучился страшно. Родители стали подозревать, что я употребляю наркотики. Вот тогда я всё же и решился со слезами рассказать об этом матери.
На следующий день проснулся бодрым. Меня ночью не беспокоила эта тварь. И в последующие ночи тоже. Я спросил у матери, что она сделала. Она ответила, что просто положила под матрас ножницы.

Оставьте комментарий: