Ночь Хэллоуина

-Сегодня Хэллоуин, и я хочу веселиться, так что мы пойдем в этот дурацкий лес, – сказал Эрик Ларсон так, словно это было неоспоримо.
-Зачем нам идти в лес? – спросила Ники, посильнее закутавшись в свой черный плащ. Сейчас она жалела о том, что решила в этом году нарядиться ведьмой.
Эта легкая накидка и конусообразный колпак, из-под которого пробивалась копна светлых волос, не могли спасти ее от лютого осеннего мороза. За то долгое время, что они блуждали по улицам, выпрашивая в домах конфеты, Ники заметно продрогла, кажется, даже пальцы ног окоченели, зубы уже выбивали чечетку, но возможно на то была иная причина. Она собиралась идти домой, но Эрик — самый старший в их группе, — не желал так быстро сдаваться и предложил заглянуть в еще одно местечко; глаза его возбуждено горели, словно он собирался совершить какую-то пакость, о которой пока не спешил всем рассказывать.
-Что мы будем там делать? – сказал Генри, заинтересованный идеей друга.
-Вызывать духов, — мистическим тоном прошептал Эрик и засмеялся. Не дожидаясь остальных, он повернулся и направился под сень деревьев. Генри, Ники и самый пугливый в их четверке – Саймон, последовали за ним.
-Может, вернемся домой, холодает, — дрожащим, то ли от холода, то ли от страха, голосом вымолвил Саймон.
-Да, ребят, думаю нам пора идти, родители волноваться будут, — поддержала его Ники, однако продолжила идти за мальчиками. Она не хотела, чтобы в школе дети дразнили ее, обзывая трусихой, а тем более Эрик, к которому Ники была не равнодушна.
Кружился ветер, обдавая детей свежей прохладой и безмолвно поднимая ввысь опавшие сухие листья, которые шуршали, создавая тем самым определенную мелодию.
Они прошли мимо заброшенных руин, заросших зеленью и окутанных густым серым туманом. Некогда в глухом, безлюдном месте собирались построить маленький монастырь; его владельцы основательно взялись за дело, трудясь и день и ночь не покладая рук. Но случилось ужасное, нечто рассорило братьев и, в конце концов, привело к самому страшному – к убийству. Кровь пролилась в этом священном, таинственном месте, работа была брошена, и с тех пор здесь покоятся лишь руины, хозяевами которых объявили себя змеи.
-Это же шутка, мы ведь и вправду не собираемся здесь никого вызывать, да? – сказал Саймон, ожидая согласия друзей.
-Вы знаете легенду этого леса? – не обращая внимания на пустые тревоги Саймона, обратился к ребятам Эрик. –Говорят это место проклято и здесь обитают злые духи. Сегодня мы это проверим.
Они вышли на участок, окружённый со всех сторон голыми стволами высоких деревьев, застывших подобно угрюмым деревянным истуканам. Эрик остановился.
-Несколько лет назад, — начал он спокойно, — в этом месте совершались очень страшные преступления против законов и человека. Те развалины, мимо которых мы с вами проходили, ранее должны были служить монастырем, однако достроить успели только братский корпус. Остальное бросили.
Эрик понизил голос и ребята подошли поближе, образовывая круг. Ветер усилился, трепал волосы и обжигал холодом пальцы рук. Из-за густых пепельных туч внезапно выглянула луна, освещая серебряным светом темный небосвод. Она медленно плыла над головами детей, словно желая тоже послушать историю.
-Еще до появления здесь людей, говорили, что место это полнится лесными демонами и сказочными чудовищами. Ходит множество слухов, что именно в ночь Хэллоуина — в эту единственную дьявольскую ночь, — когда зло выходит наружу, в этом лесу происходит нечто необъяснимое, многие слышат крики и ведьмовский смех, звуки барабанов и треск яростных костров, пылающих до самого рассвета, после чего лес вновь погружается в ту непримиримую тишину, настолько нереальную, словно в действительности здесь никогда ничего и не происходило. Но земли эти знают многое и о многом молчат. Монахи же, что избрали путь аскетизма в столь бездушном и глухом месте, вступили здесь в незримый бой с тварями куда более могущественными, чем они себе представляли и в конечном итоге демоны совратили их, вселяя внутреннюю вражду и непонятную ненависть.
Неожиданно Эрик замолк, прислушиваясь к звукам, кажется, где-то вдали раздавался отчетливый звериный вой голодного волка, а может и хищника по-крупнее. Саймон, Ники и Генри затаили дыхание, ожидая продолжения.
-Что было дальше? — возбуждено спросил Генри, обхватив себя руками.
-Они покончили жизнь самоубийством. Лес, и то, что в нем обитает свело их с ума и заставило совершить этот безумный поступок. Местные обнаружили трех монахов подвешенными на одной толстой ветке старого черного дерева. А остальные убрались подальше отсюда так и оставив строительство монастыря незавершенным. Теперь только змеи обитают в его темных мрачных развалинах.
-Ты это выдумал, не так ли? — с надеждой в голосе произнес Саймон, стараясь сохранять спокойствие.
-О нет, это правда, Саймон, демоны обитают в этом лесу, и они заберут тебя с собой, унесут в их ужасающие чертоги зла! — сказал Эрик и злобно рассмеялся, довольный тем, какой эффект произвел на своих суеверных друзей.
-А я в это не верю! — заявил Генри, поглубже засовывая руки в карманы белой накидки призрака, в которого он нарядился сегодня.
-Он просто шутит над тобой, Саймон, расслабься, — сказала Ники, однако сама не почувствовала уверенности в своих словах. Туман начал сгущаться, преграждая дорогу назад.
-Давайте уйдем отсюда, — предложил Саймон, растерянно осматриваясь по сторонам, словно заблудился и искал выход. На его лбу выступила испарина, а глаза, расширенные от ужаса, беспорядочно ходили от одного корявого дерева к другому. — Я хочу уйти! Нам нужно уйти отсюда.
-Успокойся, Саймон, я же пошутил, это не правда, — насмешливо отозвался Эрик, наблюдая за мучительными движениями друга, который все никак не мог решится вступить в этот странный, окутывающий своими жадными когтями все пространство, серый туман, чтобы вырваться из леса.
-Нет! Ребята, вы не понимаете, нужно уходить, скорее…
Ники тревожно посмотрела на Саймона. Издали снова послышался долгий и протяжный вой, который усилился и стал значительно ближе; совсем рядом его подхватил второй, еще более ужасающий, чем прежде.
-Ребят, уже полночь, — слегка нервничая, заметила Ники.
Ночной лес, под покровительством полной, властной луны, оживал, скрипя корнями и издавая недовольный, рокочущий звук, шедший из зарослей древней глубинной чащобы.
Стоя в центре этого большого круга, дети испугано прижались друг к другу, словно загнанные в угол маленькие зверьки, которых поймал в свою ловушку кровожадный великан.
Внезапно все смолкло и туман начал рассеиваться. Наступила полная тишина, как если бы лес замер в ожидании. Некая человеческая фигура показалась из-за деревьев, но то был не человек. Его голову словно обтягивала абсолютно белая ткань неизвестного происхождения, с вырисовывающимся черным ртом посередине, скорее отдалено похожим на некую воронку; два симметричных абсолютно черных круга заменяли ему глаза и непрерывно менялись формами, складываясь в простые и замысловатые фигуры. Одеждой служили черные лохмотья и рваные тряпки, грубо приделанные к его худому, сгорбленному, грязному телу крючками, словно то являлось его кожей.
-О Господи! — пискнула Ники, парализованная диким страхом.
-Как ты меня назвала? — Существо холодно улыбнулось, остановившись перед шокированными, дрожащими детьми.
Оно замолчало, видимо ожидая реакции со стороны, но ребята были не в состоянии что-либо внятно сказать; они не двигались, будто пригвождённые к земле, теснясь друг другу настолько, насколько это было возможно, словно их сплочённость могла позволить им выстоять против этого кошмарного вида создания.
-Друзья мои! — внезапно воскликнуло существо своим шипящим, низким голосом, — как долго не посещали нашу обитель гости, а уж детей я не видел уже более ста лет.
-В-в-вы убьете нас, — вырвался у Ники вопрос, но когда монстр взглянул в ее сторону, она тут же замолчала.
-Как я могу убить таких прелестных детишек — вы спасли нас, и мы просто обязаны отблагодарить вас за это.
Оно приблизилось еще на несколько шагов, и дети оцепенели от полного ужаса и жуткого холода, коснувшегося их хрупких душ.
-Ты любишь сладости? — обратился монстр к Саймону, который едва ли был способен стоять на ногах; потными ручонками он крепко сжимал рукава своего костюма, держась позади всех. Он знал, что бежать глупо и бессмысленно; знал, что не сможет уйти; знал, что позади него есть кто-то еще и они окружены со всех сторон демонами. Они не выберутся. Даже в такой ситуации было бы слишком смешно полагать, что это существо говорит им сущую правду.
Тварь в это время продолжила:
-Все дети обожают сладости, ведь именно за этим вы к нам пожаловали. Вы освободите нас и получите вознаграждение.
-Пожалуйста, отпустите нас домой, — стала умолять Ники. -Нам не нужны конфеты.
-Вы должны нам помочь, — перебило ее существо. — Вы поможете нам выбраться из этого леса и отведете нас в город.
-З-з-з-зачем? Что вам нужно?
-Слишком долго мы находились здесь. Только в эту ночь нам даруют свободу от правил, в эту ночь власть перейдет к нам, но этого не достаточно.
-Что вы имеете ввиду? — Ники с трудом сохраняла спокойствие, стараясь не заплакать, хоть в этот момент ей и было наплевать, что про нее подумают друзья, она хотела поскорее оказаться дома и никогда больше не вступать в этот проклятый лес.
-Нам нужно ваше согласие.
-И вы отпустите нас домой?
Существо кивнуло, все также не снимая хладнокровной улыбки.
А затем поднялся сильный вихрь, закруживший сухие ломкие листья и пыль в воздухе. Деревья страшно завыли. Дети стали отступать назад, прикрывая глаза ладонями. Они повернулись, собираясь бежать, когда буквально перед ними откуда-то сверху свалились три грузных предмета, которые из-за плохой видимости по-началу они не узнали.
Первым закричал Эрик, увидев изуродованных мертвецов, одетых в черные, перемазанные в земле, рясы. Их безжизненные, гнилые тела, подвешенные на грубых веревках одной высокой ветке, безмолвно покачивались на ветру. Три монаха, глаза которых были открыты, устремляли стеклянные взоры на детей, словно упрекали их в чем-то. Отчаянный вопль ужаса издал Саймон, пронзая тем самым сердца остальных в его группе. Они снова сбились в кучу и каждый из них слышал внутри себя смех, наполненный ядовитой злобой; лесные демоны хохотали, выли на луну, озаряющую своим тусклым светом проклятые развалины полуразрушенного монастыря.
"Я сделаю все лишь бы этот кошмар прекратился", отчаянно подумала Ники и почувствовала, как нечто стало завладевать ее телом. Могущественная сила, с которой она была не в состоянии бороться. С каждой секундой Ники слабела. Ледяная тьма охватывала ее сознание. Остальные тоже ощущали ужасную слабость и головокружение, словно нечто вытесняло их из собственных тел. Безжалостная боль разрывала на части, и холод медленно распространялся через грудь, руки, ноги…
Наконец процесс был завершен. Дети осторожно поднялись с земли. Ники пошевелила пальцами. Потом посмотрела по сторонам. Широкая ледяная улыбка расплылась на ее губах, образуя дьявольскую усмешку.
В ту злосчастную ночь они впервые посетили город. И время словно замедлилось. Каждый кто открывал им дверь, чтобы угостить сладостями, был жестоко растерзан. Их неудержимая ярость и гнев — злоба сокрушала все на своем пути. Они праздновали свою свободу. Многие жители, выходившие в ночь Хэллоуина на улицу, стали жертва коварных демонов. В этот Хэллоуин город потонул в крови и ужасе. Трупы лежали на дорогах, висели на столбах, сидели у камина в гостиных точно куклы.
Ближе к рассвету работа была почти завершена и они вернулись обратно в лес, оставив детей лежать в центре того самого круга.
Очнувшись, ребята не помнили тех немыслимых, изуверских вещей, что творили их тела, будучи управляемые бездушными созданиями. Рядом валялось множество мешков, наполненных до краев разнообразными конфетами всех видов и форм. Но дети их не взяли. Они вернулись домой и за время пути никто не проронил ни слова. Каждый думал о своем. Странная пустота присутствовала в груди каждого. Безразличие. Не было ничего, словно их тела забыли и оставили в лесу души, которые до сих пор скитаются по заброшенным руинам оскверненного монастыря…

Конец

Оставьте комментарий: