Мистика Зеленого острова на Дону

Это странное место — так называемый Зеленый остров, разделяющий реку Дон на два рукава прямо напротив города Ростова-на-Дону. Длина острова пять километров, ширина — около двух километров. Слухи о том, что на Зеленом острове «не все чисто», распространялись в Ростове задолго до того, как в ходе перестройки была отменена в стране цензура, и в результате ее отмены стали появляться в газетах статьи про НЛО, домовых, леших и прочую «чертовщину». «Где-то в середине двадцатых годов нынешнего века, по воспоминаниям старожилов, горожане передавали из уст в уста страшные истории о привидениях, утопленниках и живых мертвецах, якобы «окопавшихся» на острове», — сообщается в редакционной — без подписи — статье «Остров Зеленый и чуточку Бермудский», опубликованной в местной газете «Совершенно несекретно» (1991. № 3).
Потом ажиотаж вокруг «нечисти на острове» спал. Да и время пришло такое, что за увлечение мистикой не погладили бы по головке. Лишь перед самым началом Великой Отечественной войны поползли по городу новые слухи — неизвестно, по каким причинам, Зеленый остров внезапно заняли войска НКВД и «что-то вывозят на грузовиках по ночам оттуда».
В начале семидесятых годов тема «нечистого острова» вновь стала всплывать в пересудах ростовчан. Вспоминает Михаил Н.: «Однажды приплыл я к Зеленому острову под вечер, на закате. Оставил свою лодку на берегу, неподалеку от песчаной косы, и отправился в кусты за сушняком, чтобы развести костер. Отошел от речного берега совсем недалеко и двигался все время строго по прямой линии — перпендикулярной берегу Дона. Каково же было мое удивление, когда ветки впереди меня неожиданно расступились, и я вышел на берег прямо к своей лодке! Заблудиться никак не мог — лес, растущий на острове, не отличается, мягко говоря, густотой. Не лес, а лишь одно название! И все же впечатление было таким, словно, проплутав в дремучей чаще, я сделал круг и вернулся туда, откуда и ушел в лес. Это меня крайне озадачило. Я опять вошел в заросли кустарника, правда, уже в другом месте. Спустя пять минут, вновь очутился на речном берегу рядом с моей лодкой. И так — пять раз! Самое же удивительное, что маленький компас, вделанный в ремешок моих наручных часов, все время показывал правильное направление — строго на север. Две последние попытки я проделал, специально сверяясь с ним…»
Спустя какое-то время, приплыла на лодке на ту самую песчаную косу Зеленого острова компания юных ростовчан. Ребята расположились на отдых на берегу, и тут вдруг почва под ними стала слегка вибрировать. Очертания окружающих предметов расплылись, а в воздухе повисло пронзительное, давящее на психику жужжание. Определить источник звука подросткам так и не удалось. Вибрация и жужжание вызвали у ребят мучительную головную боль и прекратились только тогда, когда компания в полном составе спешно погрузилась в лодку и перебралась на другое место.
А вот случай, произошедший относительно недавно, летом 1990 года. В выходной день на собственном «Запорожце» прибыла на остров семья — мать, отец и их шестилетняя дочь Аня. Родители раскинули на речном берегу палатку, развели костер, сварили уху. Девочка все время была рядом с ними. Пока ее мать мыла после обеда посуду, а отец возился с двигателем «Запорожца», девчушка куда-то пропала. Поиски длились два часа! Неожиданно девочку обнаружили мирно спящей в палатке. Как оказалась в палатке шестилетняя Аня — непонятно, учитывая тот факт, что, пока ее отец лихорадочно прочесывал лес в бесплодных поисках дочери, мать Ани безотлучно находилась возле палатки. Она категорически утверждает, что заглядывала в палатку минут за десять до того, как Аня внезапно объявилась под ее брезентовым пологом. Итак, десять минут назад девочки в палатке не было. И вдруг — бац! — лежит, спит в ней. Любопытная подробность: разбудить Аню удалось далеко не сразу. Когда измученные и изволновавшиеся родители все-таки добудились ее, то из сбивчивых объяснений девочки смогли понять одно — она убежала в лес, вышла там на какую-то поляну с черным камнем посередине, случайно прислонилась плечом к камню и мгновенно уснула. Что было с ней дальше и каким образом она попала в палатку, Аня не помнила. Ее отцу, заинтригованному рассказом дочери, так и не удалось обнаружить на острове «поляну с черным камнем». Никаких последствий для шестилетней девочки это приключение не имело. «Ну, может быть, кроме одного — раньше дочка никогда не разговаривала во сне, — рассказывает Анина мама. — А теперь — бывает. И ни я, ни муж мой не можем понять, на каком языке она говорит…»
Есть и другие сообщения о «колдовских страстях», творящихся на Зеленом острове. Особенно много накопилось их в архиве ростовской молодежной газеты «Наше время» (в прошлом «Комсомолец»). Наиболее, на мой взгляд, занятные сообщения, собранные ростовскими журналистами, относятся к событиям, имевшим место перед началом Великой Отечественной войны. Помните? Войска НКВД на какое-то время «оккупировали» Зеленый остров, что-то вывозили с него по ночам… Имеются воспоминания ростовчан-старожилов, включая одного бывшего сотрудника НКВД, о том, что накануне войны случилась якобы на острове… авария «летающей тарелки»! Место аварии непонятного летающего устройства без крыльев было в срочном порядке оцеплено энкэвэдэшниками, поскольку они приняли НЛО за секретный фашистский самолет новейшей конструкции. Пока шло исследование его останков, грянула война. По какой-то причине (обломки разбившегося НЛО, возможно, ушли глубоко в землю) все то, что осталось от «секретного самолета», не успели эвакуировать с острова вовремя. Немецкие части подступали к Ростову…
Сегодня, когда переходишь с правого берега Дона на Зеленый остров по мосту, то сразу же за мостом видишь справа скромный мемориал. На постаменте написано, что он установлен в память о полке НКВД, стоявшем в годы войны насмерть здесь и погибшем в полном своем составе. Так вот, в воспоминаниях ростовчан-старожилов сказано: полк НКВД стоял на острове насмерть, защищая группу других сотрудников этой специфической организации, спешно, по предположениям старожилов, выкапывавших из земли последние обломки «летающей тарелки» и эвакуировавших эти обломки в авральном темпе подальше от линии фронта. После войны вывезенные остатки «тарелки», возможно, продолжали изучать в одной из бериевских «шарашек». Но вывезли, может быть, далеко не все обломки НЛО… Ибо по сей день Зеленый остров продолжает изумлять ростовчан «побочными эффектами», вызываемыми, допустим, оставшимися в почве фрагментами НЛО.
Вот вам история насчет этих «побочных эффектов» — история о том, как миллионы рублей были выброшены местными властями на ветер! В начале восьмидесятых годов ростовские газеты дружно заговорили о создании на Зеленом острове «Пионерской республики». Было решено превратить остров в тотальную зону отдыха для школьников, и только для них. Планировалось построить здесь пионерлагеря, спортивные площадки, аттракционы. Работы по возведению «Пионерской республики», весьма дорогостоящие, начались. Были заложены фундаменты, а кое-где даже установлены и бетонные опорные столбы на них. Все эти фундаменты неплохо просматриваются на острове по сей день. На иных из них валяются давно рухнувшие бетонные опоры. Внезапно широко начатые работы были приостановлены, а затем полностью свернуты. В ростовской прессе не было дано никаких объяснений на сей счет. Местные газеты практически мгновенно «заткнулись» — перестали печатать на своих страницах ура-бодряческие, бравурно-трубные статьи о строительстве «Пионерской республики».
Лишь в годы перестройки удалось выяснить: возведение корпусов пионерлагерей было внезапно прервано, так как в почве острова местными химиками были обнаружены во множестве редкие химические элементы, опасные для здоровья — прежде всего, для здоровья детей. Специалисты утверждали, что в распространении этих элементов виноваты самолеты, заходящие на посадку в городской аэропорт именно над Зеленым островом. Утверждая такое, уважаемые специалисты почему-то «забыли» о том, что реактивные сопла гражданских (не военных) самолетов выбрасывают из себя лишь отходы горения элементарного керосина! А керосин, как известно даже школьникам, не содержит в себе никаких редких элементов.
Относительно недавно были проведены на Зеленом острове новые исследования химического состава почвы. И вот тут вдруг выяснилось, что в почве присутствуют наравне с прочими и такие элементы, которые практически не встречаются в природе в свободном состоянии. Кроме того, они не имеют никакого отношения ни к авиации, ни к местной промышленности. Эти элементы, по всей видимости, как-то участвуют в мутационных процессах, протекающих в растениях и деревьях только — я подчеркиваю: только! — на Зеленом острове. На донских берегах слева и справа от острова их вообще нет. На острове — и только, повторяю, здесь! — в районе базы отдыха Донского речного пароходства имеются очень странные заброшенные небольшие вишневые сады. Ягоды вишен, созревающие на здешних деревьях, превышают по размерам обычные ягоды в четыре—шесть раз! Химический анализ их состава показал, что каждая громадная вишенка буквально нафарширована редкими химическими элементами, чрезвычайно опасными для здоровья человека. К таким ягодам не подходит никакое иное определение, кроме как «чернобыльские вишенки»…
Откуда же взялись в «товарных количествах» на Зеленом острове химические элементы, не встречающиеся в природе в свободном состоянии?
Ответ, по-моему, напрашивается сам собой.
К «чернобыльским вишенкам» тянется явственный след от событий предвоенной и военной поры, закончившихся полной гибелью всего личного состава полка НКВД, стоявшего — почему?! Ну, почему?! — на защите маленького Зеленого острова насмерть. Может быть, правы старожилы, предполагающие, что полк, стоя насмерть, прикрывал собой тех, кто вывозил с острова последние остатки разбившегося «секретного самолета»?

Оставьте комментарий: