МИСТЕР ШИРОКИЙ РОТ

Когда я был ребенком, моя семья часто переезжала. Мы никогда не останавливались в одном и том же месте надолго, и казалось, что мы переезжаем всегда. Из-за этого, многие мои первые воспоминания остались нечеткими и неясными.
Тем не менее, есть один период времени, который я запомнил очень хорошо, словно всё это произошло буквально вчера. Я часто говорю себе, что эти воспоминания просто галлюцинации вызванные продолжительной болезнью, которую я перенёс той весной, но в глубине души я знаю, что это было на самом деле.
Мы жили в большом доме на окраине города. Наша семья состояла из трёх человек, и на самом деле нам не нужен был такой большой дом, и в нём было полно комнат, которыми мы не пользовались на протяжении всех пяти месяцев, которые прожили там. В каком-то смысле, это была пустая трата пространства, но на тот момент это был единственный дом, который мы смогли найти поблизости от работы отца.
На следующий день после моего дня рождения, я слёг с ужасной лихорадкой. Врач сказал, что я должен лежать в постели, в течении трёх недель, и думать только о выздоровлении. Это было неподходящее время для того, чтобы быть прикованным к постели, потому что мы снова готовились к переезду, и все мои игрушки уже были убраны в коробки. Моя комната была почти пустой и мне нечем было себя занять.
Моя мать несколько раз в день приносила мне имбирный эль и какие-то книжки. В другое время, мне нечем было заняться. Я всегда скучал, и с каждым днём становился всё более несчастным.
Я точно не помню, как я впервые встретил Мистера Широкийрот, я думаю, это произошло через неделю, когда мне поставили диагноз-лихорадку и приковали к постели. Моё первое воспоминание о нём, это когда я спросил его, как его зовут. Он сказал мне, называть его Мистер Широкийрот, потому что у него большой рот. На самом деле у него всё было большим по сравнению с его телом… его голова, его глаза, его кривые уши… но его рот был просто огромнейшим.
“Ты выглядишь прямо как Фарби”,- сказал я, когда он листал одну из моих книжек.
Мистер Широкийрот остановился и посмотрел на меня озадаченно. “Фарби? Что за Фарби?”- Спросил он.
Я пожал плечами. “Ну знаешь … игрушка. Маленький пушистый робот с большими ушами. Его можно гладить и кормить … он почти как настоящее домашнее животное”.
“О”,- ответил мистер Широкийрот. “Тебе не нужен никакой Фарби. Ни одна игрушка не сравнится с настоящим другом”.
Я помню, что Мистер Широкийрот исчезал всякий раз, когда мама входила в комнату, чтобы взглянуть на меня.
“Я прячусь под кроватью”,- объяснил он мне позже. “Я не хочу, чтобы твои родители увидели меня, потому что я боюсь, что они больше не позволят нам играть вместе”.
В первые дни мы ничего такого не делали. Мистер Широкийрот просто смотрел мои книжки, восхищаясь историями и рисунками, которые были в них. На третье или четвёртое утро, после нашей встречи, он поприветствовал меня большой улыбкой на лице.
“У меня есть новая игра, в которую мы можем поиграть”,- сказал он. “Мы должны подождать, когда твоя мама уйдёт после того, как проверит тебя, потому что она не должна увидеть, как мы играем. Это секретная игра”.
В обычное время мама принесла мне ещё несколько книжек и ушла. Мистер Широкийрот выскользнул из-под кровати и и потянул меня за руку.
“Мы должны пойти в комнату в конце коридора”,- сказал он.
Я сперва возразил, потому что мои родители запретили мне вставать с кровати без разрешения. Мистер Широкийрот уговаривал меня, пока я не сдался.
В комнате в конце коридора не было мебели и обоев. Единственное, что было в этой комнате, это окно. Мистер Широкийрот пробежав по комнате толкнул окно,открыв его. Потом он подозвал меня и сказал мне, посмотреть вниз.
Мы были на втором этаже дома, но дом стоял на холме, и поэтому высота здесь была больше двух этажей.
“Мне нравится играть в игру Представь себе”,- объяснил Мистер Широкийрот. “Я представляю, что ниже стоит большой мягкий батут, и я прыгаю. Если ты представишь себе это достаточно сильно, то ты отлетишь назад, как пёрышко. Я хочу, чтобы ты попробовал”.
Я был пятилетним ребёнком с высокой температурой, так что я не сильно соображал, выглянув из окна.
“Тут долго лететь”,- сказал я.
“Но это весело”,- ответил он. “Это не было бы так весело, если бы здесь было не высоко. Иначе, так можно попрыгать и на настоящем батуте”.
Я представил, как рассекаю воздух, падая вниз, но потом отталкиваюсь от чего-то невидимого и влетаю обратно в окно. Но реалист во мне победил.
“Может быть, в другой раз”,- сказал я. “Я не знаю, хватит ли мне воображения. Я могу ушибиться”.
Лицо Мистера Широкийрот исказилось гримасой, но лишь на мгновение. Гнев уступил место разочарованию.
“Как скажешь”,- вздохнул он. Остаток дня он провёл у меня под кроватью, тихо, как мышь.
На следующее утро Мистер Широкийрот пришёл с коробкой.
“Я хочу научить тебя жонглировать”,- сказал он. “Вот некоторые вещи, на которых ты можешь попрактиковаться, пока я не начал тебя учить”.
Я посмотрел в коробку. Она была наполнена ножами.
“Мои родители меня убьют!”- воскликнул я, ужаснувшись, что Мистер Широкийрот принёс ножи в мою комнату. Мои родители никогда не позволяли мне трогать их. “Меня будут шлёпать и ставить в угол целый год!”
Мистер Широкийрот нахмурился. “Ими интересно жонглировать. Я хочу, чтобы ты попробовал”.
Я отодвинул коробку. “Я не могу. У меня будут неприятности, ножи опасно подбрасывать в воздух”.
Мистер Широкий рот нахмурился еще сильнее и принял угрюмый вид. Он взял коробку с ножами, а затем сам скользнул мне под кровать. Он оставался там до конца дня. Мне стало интересно, как часто он залезает мне под кровать.
У меня начались проблемы со сном после этого. Мистер Широкийрот часто будил меня по ночам, он говорил, что поставил настоящий батут под окном, большой и невидимый. Он говорил мне, что в темноте его можно разглядеть. Я всегда отмахивался от него и продолжал спать, но Мистер Широкийрот настаивал. Иногда он стоял возле моей кровати до самого утра, призывая меня прыгнуть.
Мне больше не было с ним весело.
Однажды утром мама зашла ко мне и сказала, что я уже достаточно здоров, чтобы на некоторое время выходить на улицу. Она думала, что свежий воздух положительно скажется на мне, особенно после того, как я так долго пробыл в комнате. В восторге, я надел кроссовки и побежал к выходу, стремясь ощутить солнышко на своём лице.
Мистер Широкийрот был на улице, он ждал меня.
“У меня есть кое-что, я хочу, чтобы ты посмотрел на это”,- сказал он. Должно быть, я с опаской посмотрел на него, потому что он добавил: “Это безопасно, я обещаю.”
Я пошёл за ним, и он привёл меня к тропинке, которая шла в лес, за домом.
“Это важная тропинка”,- объяснил он. “У меня было много друзей твоего возраста. Когда они были готовы, я вёл их по этой тропинке, в специальное место. Ты ещё не готов, но в один прекрасный день, я надеюсь, я отведу тебя туда”.
Я вернулся домой, заинтригованный, что это за специальное место.
Через две недели после того, как я встретил Мистера Широкийрот, мы упаковали последние наши вещи, перенесли их в грузовик и готовились отправиться в нашу очередную долгую поездку в новый дом. Я хотел рассказать Мистеру Широкийрот, что я уезжаю, но даже несмотря на то, что мне было пять лет, я начал подозревать, что он, может быть, действует мне во вред, несмотря на свои заявления. По этой причине, я решил сохранить свой отъезд в тайне.
Было 4 утра, когда мы готовились уезжать. Моя мать помогла мне залезть в машину, а мой отец сел за руль. Я припал головой к стеклу, надеясь немного поспать, прежде чем взойдёт солнце.
Когда мы выехали на дорогу, я посмотрел на дом, я увидел в окне моей спальни силуэт Мистера Широкийрот. Он помахал мне рукой, в другой он держал нож. Я не стал махать в ответ.
Годы спустя, я проезжал через эти места и решил навестить тот дом. Я нашёл тот участок земли, но дома уже не было. Остался только фундамент. Дом сгорел через несколько лет после нашего отъезда.
Из любопытства, я пошёл по тропинке, которую мне когда-то показал Мистер Широкийрот. Какая-то часть меня ожидала, что Мистер Широкийрот сейчас выскочит на меня из-за кустов и напугает до коликов в животе, но другая часть меня была уверена, что Мистера Широкийрот больше нет, так как он каким-то образом был связан со сгоревшим домом.
Тропа закончилась на небольшом кладбище.
Я заметил, что многие надгробия нём принадлежали детям.

Оставьте комментарий: