Майрамбек, или просто — Миша

В мае 2012 года я устроился на новую работу в «УК» или «Управляющая Компания». Начинал я с должности техника-смотрителя. Для тех, кто не очень смыслит в этом и не знает всех тонкостей (а в основном, чтобы отсеять лишние вопросы), поясню.
Мне вверено определённое количество жилых зданий. Моя задача – следить за чистотой подвалов, подъездов, чердаков, крыш, прилегающей территории. В общем, работа очень пыльная, нервная и суетная.
На все мои семнадцать домов мне было дано десять дворников. В основном это были таджики, узбеки, киргизы и молдаване. Наверное, ни для кого не секрет, что все они живут в подвалах, которые более-менее пригодны для этого.
Та странная история произошла в августе. Началось всё с предписания о выселении. В срочном порядке рабочих нужно было убрать из подвала дома номер 8 по улице Р., т.к. жильцы были категорически против проживания дворников. Сами понимаете, что ни дирекция, ни управа района не желала выделять средства на проживание рабочих, а с зарплатой дворников в 4-5 тысяч найти жильё чересчур проблематично. Так и получалось, что мы переселяли их из одного подвала в другой.
На тот момент у нас был только один вариант, куда можно было бы заселить бедолаг – это подвал дома номер 3 по улице Б. Несколько лет назад там располагался офис. Не знаю по какой причине, но они оттуда быстро съехали, оставив после себя горы мусора.
Я показал рабочим их новый дом. Они поначалу были очень расстроены таким раскладом, но идти им было некуда. Тогда мне стало их очень жаль. Я не был с ними суровым начальником, потому что это и не требовалось – ребята выполняли все указания быстро и качественно, при этом умудряясь подрабатывать грузчиками и уборщиками. Было видно, что люди стараются.
Через пару дней я зашёл к ним в подвал и увидел, что они перетащили большую часть мусора в другую комнату, а в основной сделали себе спальню. Кровати заменяли тонкие матрасы, лежащие на голом полу, а стол — обычное покрывало.
Буквально через день, часов в 9 вечера, мне позвонил рабочий, который жил в этом подвале, Машхур, и спросил, есть ли у кого ещё ключ, открывающий основную дверь в подвал.
— Есть только в диспетчерской, — ответил я. — Но им там делать нечего, труб там не так много и счётчики в другом помещении. А что случилось?
— Да тут по ночам ходит кто-то…
На следующий день я взял с собой фонарик, и мы пошли осматривать оставшиеся три комнаты. Там также было много мусора и гипсокартона. Ничего необычного. В следующих двух комнатах было то же самое. Тогда Машхур предложил осмотреть комнату, в которую они сгребли весь мусор. Помещение было не очень большое и почти по пояс забито мусором. В нём также не было ничего интересного.
Прошло ещё несколько дней, и эта история уже начала забываться, как мне позвонил Машхур:
— Мы нашли того, кто нас пугал. – Сказал он. – Приходи, сам посмотри.
Я был несколько заинтригован и, бросив кое-какие дела, отправился к ним. Рабочие тогда только начали обедать, и все пятеро сидели по краям импровизированного стола, а в центре располагалось само кушанье.
Увидев их мерно и неторопливо жующими, я пришёл в некое недоумение. Будто они и не звонили мне и не просили прийти.
— Присядь к нам. – Прошептал Машхур.
Я всё ещё не понимал, для чего всё это, но присел на колени на край покрывала.
Затем Абдумалик взял кусок хлеба размером с кулак, поднялся и, стараясь не шуметь, зашёл в соседнюю комнату (которая с мусором), а когда вышел из неё, хлеба в руке уже было меньше. Оставшийся кусок он положил в проёме и отошёл. Не прошло и пятнадцати секунд, как в проёме показалась маленькая человеческая фигурка. Это не был ребёнок или лилипут: фигурка была слишком маленькой для человека. Когда я его впервые увидел, то мне сразу вспомнился «пришелец Алёшенька», засохшие останки которого так часто показывали по ТВ.
У нашего пришельца была так же непропорционально большая голова, тоненькие ручки и ножки, но несмотря на такую худобу, у него был округлый живот. Ростом этот «человечек» был около сорока сантиметров, не больше. Лицо также вполне человеческое, и, как бы это ни было смешно, из-за его полной наготы был виден половой признак. Рабочие назвали его Майрамбеком, или же просто Мишей.
Миша подошёл к хлебу, сел рядом, оторвал кусочек и принялся его жевать. Казалось, корка хлеба для него была жестковата, и он грыз её коренными зубами. Зубы, кстати, у него были вполне человеческие, только очень кривые и большие относительно его роста. Глаза карие, раскосые. Нос тоненький и немного вздёрнут вверх. Цвет кожи был светлый, правда, его было плохо видно из-за прилипшей к телу грязи.
Дообедав, Миша умчался в мусорную комнату.
Сказать, что я был в шоке от увиденного, это значит ничего не сказать.
Прошло уже несколько недель, а Миша всё так же упорно не хотел выходить дальше своего порога и уж тем более не подпускал к себе никого ближе, чем на три метра, несмотря на то, что дворники каждый день в обеденный перерыв подавали ему что-нибудь съестное.
Так проходили месяцы…
В конце года, а именно в ноябре, я уволился с работы. Сказать честно, то просто поругался со своим начальником. Нервы не выдержали.
За пару дней до увольнения пришло очередное предписание о выселении рабочих. На этот раз из подвала дома номер 3 по улице Б.
Сейчас я живу в другом городе и, разумеется, переехав, я сменил номер мобильного телефона. Его знали только мои ближайшие родственники. Обживаясь на новом месте, я напрочь забыл о том, что случилось в августе 2012 года.
И вот, буквально пару дней назад я решил связаться с Машхуром, узнать, как там они, куда переехали и как там Миша. Телефон его был выключен. Я позвонил Малику и спросил у него. Машхур до сих пор в отпуске. Он в конце марта уехал на родину. На вопрос о Мише Малик ответил, что они хотели забрать его с собой при переезде в другой подвал, но их гость наотрез отказывался контактировать с людьми. При попытке поймать его даже тяпнул Машхура за палец, а после и вовсе исчез на несколько дней. Всё это время дворники кормили Мишу через окно, которое вело в его комнату.
Теперь уже держать эти события в тайне не имеет смысла. Мишу не заберут, не разрежут на части, не выпотрошат. Дело в том, что он не пережил мартовских морозов. Когда он почти две недели не появлялся, рабочие взяли в диспетчерской ключ и зашли в подвал. Они нашли Мишу. Он лежал в позе эмбриона в куче тряпок, промёрзший до самых костей. Дворники бережно положили его в картонную коробку и в ней же его и закопали, как только снег немного растаял. О том, где похоронен этот «пришелец», не знаю даже я. Мне просто не хочется это знать

Оставьте комментарий: