Квартира в Смоленске

Тогда мне было 16-17 лет, я только окончила школу и поступила учиться в один из ВУЗов Смоленска. Так как живу я не в самом Смоленске, а в области, пришлось мне с подружкой-одноклассницей подыскать квартирку. Как оказалось, это не так-то просто в конце августа, когда студенты начинают метаться в поисках жилья. Мы просмотрели три варианта, но ни один из них не устраивал нас: состояние квартир было ужасное, а денег требовали запредельных. И вот на семь часов вечера у нас была назначена встреча с агентом недвижимости, чтобы посмотреть последний вариант.
Квартира нам очень понравилась. Было все, правда, старенькое, ну и Бог с ним. Вода горячая, кухня полностью оборудована, мебель, ковры, посуда… И цену запрашивали символическую — 5000 рублей. Мы с подружкой обрадовались: такая квартира и так дешево, недалеко от университета и центра. В общем, мы согласились. Примечательно, что хозяйка наша жила на 1-м этаже, а мы на 5-м. Почему она имела две квартиры в одном подъезде? Оказалось, что в нашей квартире жила бабка, которая 12 лет была лежачей, и тётя Оля ухаживала за ней все эти годы, за что в благодарность она и переписала на нее эту злосчастную жилплощадь. Бабка умерла в апреле, квартиру нам сдали фактически в сентябре, то есть не прошло и полугода со дня ее смерти.
И вот, заехав туда, мы попросили убрать тётю Олю все бабкины вещи, коих было очень много: одежда, тряпки, даже клюка. Хозяйка по возможности забрала это барахло, но попросила об одном: икону, которая стояла на трельяже, не убирать, так как покойная бабулька просила ее об этом. Мы не придали этой просьбе особого значения.
Уже на следующий день я заметила одну странность: когда я открывала дверь в общий коридор (это был такой дом-малосемейка, где на этаже есть два коридора, и каждый имеет общую дверь — а наша квартира находилась в самом конце практически неосвещаемого коридора), то испытывала какой-то беспричинный страх. Когда я подходила ближе к входной двери, ужас нарастал. В квартире все прекращалось. Но знаете — есть такие квартиры, в которых тепло, светло, уютно, радостно, ярко, в них приятно находиться… а есть хмурые, «пасмурные», с тяжелой атмосферой, в которых возникает ощущение, будто сам воздух на тебя давит. Квартиры, из которых хочется поскорее уйти. Именно такой была и наша — мне это говорили все, кто побывал у меня хотя бы пару минут.
Спустя неделю произошел первый странный случай. Мы с подружкой пришли после пар, вместе приготовили себе поесть и отправились в комнату делать домашние задания. Через пару часов мне захотелось пить, и я пошла в кухню, чтобы налить воды. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что наш холодильник выключен — вилка была вынута из розетки. Никто из нас этого не делал, причем обе точно помнили, что он гудел несколько минут назад. Как выяснилось позже, чтобы выдернуть вилку, требовались значительные усилия. Но мы только посмеялись — решили, что заучились совсем.
В ту ночь я не могла уснуть, мне что-то мешало. И вот, когда на часах у кровати было 00.04 (почему я так точно указываю время, объясню ниже), раздался звонок в дверь. Мне стало жутко — в таких домах полы деревянные, и всегда отчетливо слышно, когда кто-то идет по коридору, но я-то ничего не слышала. Я тихо позвала подругу — она, как оказалось, проснулась от этого звонка. Мы подождали и успокоились. Мало ли что — пьяный сосед по дому, может быть. Был у нас там дядя Саша, который приходил попросить то картошки, то макарон. Жалко было — давали. Дядя Саша, в принципе, тоже оказался одной из неразгаданных загадок того дома, но об этом позже.
Мы заснули, но в 02.44 опять позвонили в дверь. Потом звонили еще в 03.49. В общем, дальше звонки повторялись с частотой два дня через два весь год с небольшим перерывом в два месяца — поэтому я так хорошо запомнила время. Они начинались, точно по расписанию. Мы уже знали, что вот сейчас позвонят.
Моя мама приехала через пару недель после того, как начались ночные звонки, и освятила квартиру. Кстати, по ее словам, такого ужаса она никогда не видела: во время обряда свеча гасла двенадцать раз! После этого я каждую ночь перед сном брызгала на свою кровать святой водой. В тот период все успокоилось, ночные звонки прекратились.
И вот в декабре ко мне переехала на время моя сестра — тогда с подружкой моей мы очень сильно поругались и почти не общались даже (может, это было еще одно влияние дурной квартиры?). Как-то поздно вечером подружка сообщила, что не придет домой ночевать. Мы с сестрой решили пойти на кухню приготовить что-нибудь вкусненькое. Когда мы уселись за стол, произошло следующее: только мы с ней занесли вилки над едой, как в комнате что-то грохнуло. Мы переглянулись и сделали вид, что ничего не слышали (хотя слышали обе). Только мы снова подняли вилки, как в зале начался шум-гам: что-то билось, падало, свистело, ударялось об стены… Не знаю, почему, но я встала и пошла в комнату, где, как вы уже, наверно, догадались, все было в порядке. Пока я был там, позвонили в дверь, и сестра пошла в прихожую. Я застала её там всю трясущуюся, она «стекала» по стене. Все, что она смогла выдавить из себя: «Жень, не смотри в глазок…». Мне было совсем не страшно в тот момент (не знаю, почему), поэтому я подошла к двери и заглянула в глазок. И не увидела там ничего. Только красный свет. Ни коридора, ни квартир. Ничего, лишь красное свечение. Остаток ночи мы провели под одеялом, молясь, чтобы поскорей наступило утро. После этого случая звонки в дверь возобновились, часто стала сама по себе включаться вода в ванной, билась посуда.
Ночевала одна я в той квартире за десять месяцев всего полтора раза. Почему полтора, сейчас объясню. В первый раз это было в феврале (сестра тогда уже нашла себе жилье и переехала). Я не знаю, как пережила ту ночь… Я лежала под одеялом и молилась, а тем временем стулья в комнате стали двигаться сами собой, на кухне включилась вода, упала и разбилась люстра. Если честно, то я думала, что я поседею от этого всего. Второй раз я была одна накануне годовщины смерти той бабки, но мои нервы не выдержали первого звонка во входную дверь — я собралась и вышла на улицу. Так и просидела до пяти утра на лавочке у подъезда, наблюдая в окнах своей квартиры «дискотеку»: свет то включался, то выключался всю ночь. Что примечательно, подруга также оставалась несколько раз там одна ночевать, но вроде бы ничего такого с ней не происходило, за исключением шарканья в прихожей и кладовке.
Еще одна странность заключалась в том, что в нашем коридоре было 7 квартир, но за целый год я ни разу не видела ни одного соседа или соседку по коридору. В других коридорах были люди, а в нашем — никого. Создавалось такое ощущение, что жили мы там одни.
В июне мы благополучно съехали оттуда, я сняла с сестрой другую квартиру. С той подружкой к тому времени мы уже вообще не разговаривали. Сейчас даже не здороваемся (а ведь дружили десять лет).
И последнее, о чём я хочу рассказать, это о нашем соседе-алкоголике. Он всегда говорил нам, что если будут какие-то проблемы с сантехникой или электричеством, то можно всегда обратиться к нему — мол, приходите к дяде Саше из 120-й квартиры. Именно так и говорил. Мы естественно, не обращались, а перед самым отъездом, спустя практически год, мы случайно заметили, что в нашем доме не было всего 119 квартир. 120-й квартиры не было! И что это было? Ведь он не раз приходил к нам за продуктами.
Сейчас мы с сестрой снимаем квартиру в другом районе уже третий год, все у нас хорошо, ничего странного не происходит, а о той квартире в Медгородке мы вспоминаем с ужасом. Ведь ее кто-то еще и купил…
Моя история не выдумана, есть два свидетеля. Все, кто побывали у меня, безоговорочно верят мне. Могу даже назвать адрес той странной квартиры: Смоленск, Промышленный район, улица М. Октябрьской, дом 12Б, квартира 111.

Оставьте комментарий: