Кошмар в заброшенном замке

Треск гнилых досок. Это единственное, что я слышал несколько минут кряду, которые показались вечностью. Этому мрачному викторианскому замку уже больше сотни лет, но выглядел он отлично. Но о делах, которые творились тут, такого сказать было нельзя. Что же делать? Поглотит ли меня в этом замке дальнейшая пучина неизвестности или помилует, выплюнув меня? Сейчас было похоже на то, что я перевариваюсь в желудке у этой самой немилостивой пучины, но сделать ничего не могу. Кажется, нечто (или некто) перестал настойчиво стучаться в дверь, которую я успел закрыть на щеколду. Судя по душераздирающим звукам, огромные когти дали бы фору роговым преобразованиям хищников из семейства кошачьих. Но как сюда мог проникнуть какой-либо зверь, если все двери в замке на ночь закрываются? Разбило окно? Возможно. Возможно, он перебил всех людей из экскурсии и направился к последней жертве – ко мне? Скрежет когтей и дверь, которая ходит ходуном, даёт понять кто тут жертва, а кто охотник. Но куда оно делось? Возможно, оно сидит и поджидает, пока не раздастся щелчок, означающий, что дверь открыта. Тогда огромная чёрная туша, с огромными когтями и клыками и хищно горящими глазами сыграет реквием по мне, своими огромными когтями расчерчивая незамысловатые узоры на двери. Вот что успела нарисовать моя бурная фантазия в те минуты ожидания, пока сердце неистово билось в груди. Впрочем, я не спешу уходить, хотя надежда на скорое спасение становится всё призрачнее. Библиотека, в которой я находился на момент того, как погода резко испортилась, предоставила мне хорошее убежище. Но тут нет, ни еды, ни воды, так, что я обречён на страшную смерть. Открыв щеколду и отворив дверь, можно только надеяться на то, что странное существо никогда не видело кошек и примет меня за гепарда или леопарда и даст мне ту самую фору. Только вот мне это навряд ли поможет. Трясущимися руками я смахнул пыль со старых книг, непонятно зачем. Потом ещё долго рассматривал мелкие частицы, осевшие у меня на пальцах. Ну же, соберись! Решай, что будешь делать! Умереть от голода, закрывшись в библиотеке – не глупая ли это смерть?! Может никакого монстра не существует, может это вообще твои галлюцинации? Обнадёживающие мысли наконец-то навестили меня, выгнав на время из палаты приёма в моей голове мысли о суициде, скорой смерти, а коварный художник перестал дорисовывать образ злобного монстра с горящими глазами и огромными когтями. Библиотека засияла новыми красками, мягкий свет упал на старый ковёр. И только пыль как была серой, так и осталась, не меняясь. Я обтёр пальцы о полку, крепко решив оставить серость и сомнения на ней. Пора действовать.
Раздался щелчок. Дверь, поскрипывая, отворилась. Я испугался, что этот скрип может привлечь его. Возможно, та паника и спровоцировала слуховые галлюцинации, но на пару секунд мне удалось услышать быстрый топот лап по деревянному полу где-то вдалеке. Ни криков, ни крови. Ничего. Так хотелось позвать на помощь. Но стоит издать хоть один громкий звук… И гибель неминуема. Обменяться телефонами с экскурсоводом и экскурсантами мы не успели, поэтому лёгких путей искать не приходится. Ничего не остаётся, как обойти все комнаты на этом этаже, спуститься на первый. И бежать, бежать отсюда, из этого замка! Даже оставить свою сумку с вещами. Оставить всё, ради собственного спасения. Возможно, это и эгоистично, но стоило появиться мысли об исследовании всего замка, для того чтобы понять, что тут стряслось, как меня бросало в дрожь, а ноги подкашивались. Через огромные окна мало что было видно – непроглядная ночь и видны лишь кроны деревьев и редкие звёзды. Но деревья, которые дотягивались своими острыми кронами и стучались в окна, на поверку оказываются не такими большими, на самом деле. Большие ели, и вековые дубы достают до пятого этажа. Так что до второго этажа, на коем находился я, доставали относительно небольшие деревянистые растения. Взгляд так и цеплялся к чему-нибудь. Хотелось сесть и просто уставиться в одну точку. Но ведь я оставил серость и сомнения на той самой полке. Поэтому лучше смотреть под ноги и вперёд. Ковёр смягчал шаги, поэтому у меня был шанс остаться незамеченным. Украдкой я пробрался в первую попавшуюся комнату, включил свет, быстро осмотрел её на предмет враждебных существ и прикрыл дверь за собой. Щеколды на ней не было, что заставляло меня нервно оборачиваться и смотреть – не впиваются ли огромные когти в дверь. Всё было на удивление тихо. Скорее всего, это была кладовая – стеллажи с ящиками, между которыми удобно прятаться. Переоценить значимость этой комнаты в данной ситуации было невозможно… А что если заманить это существо сюда и обрушить на него все эти ящики… Но сколько придётся ждать неизвестно, если только забиться в дальнем углу, взять с собой еды и ждать рассвета… Да и почему эта нечисть должна уйти с рассветом? До рассвета оставалось часов пять. Пять часов сидеть и смотреть в одну точку и ждать, набивая своё брюхо непонятной едой? При этом зная, что дверь в любой момент может открыться, и я окажусь в одной комнате с ним. Нет уж, увольте. Сомнительное это удовольствие. Исследовав несколько ящиков, кроме продуктов питания удалось обнаружить и столовые приборы – вилки и ножи. Конечно, этот нож составлял одну треть когтя того существа (по моим личным ощущениям, которые были приправлены страхом), но это было лучше чем ничего. С ножом наперевес я вышел в коридор и ступал осторожно, шаг за шагом. В голове уже начал строиться план действий относительно боя с животным. Оно напрыгнет на меня и, вероятно, повалит на пол. Оно будет вгрызаться в мою левую руку, в правой у меня будет нож, которым я пырну его в бок. Хотя нет, лучше нанести удар в глаз, да. Пока оно будет приходить в себя, я встану и изо всех сил побегу к выходу, успею или нет – интересный вопрос. Как говорил мой старый знакомый — главное процесс, а не действие. Наверняка ему процесс поедания меня доставит также уйму удовольствия.
Раздумывая о процессе поедания, я двинулся дальше, в следующие комнаты. Стало спокойнее, руки почти перестали трястись, кривая ухмылка появилась на моём лице. Монстр… Забавно, забавно. Рука почувствовала холод железа дверной ручки, сделанной в виде овала с выпуклыми узорами. Я решительно повернул её по часовой стрелке. Дверь отказывалась открываться, с той стороны её явно что-то подпирало. Достаточно было приложить силу, и дверь распахнулась… Ухмылка пропала с моего лица, руки начали трястись, зрачки расширились, сердце начало плясать под эту симфонию ужаса. Труп упал лицом вниз, на пол. Человек подпирал эту дверь, надеясь, что нечто оставит его. Или… Мой взгляд остановился на окне, в котором стёкла были выбиты неведомой мне силой. Или существо попало сюда действительно через окно, застало экскурсанта врасплох, располосовало его спину. Затем, оставив истекать жертву кровью, покинуло эту комнату. Надо закрыть окно. Иначе, эта история может повториться, и в роли жертвы окажусь я. Возможно, оно забралось по дереву на второй этаж… Да, это вероятнее всего. Не прилетело же оно сюда? Или гости из космоса решили навестить нас довольно странным образом? Рыться в чужих вещах не хорошо, но в ящике ничего полезного обнаружено не было. Сейчас бы мне не помешала верёвка, с помощью которой можно было бы спуститься со второго этажа. Конечно, можно было бы сделать верёвку из вещей, будь их много. Но из трёх-четырёх рубашек ничего не сделаешь. Тяжело вздохнув, я, не отводя взгляда от трупа, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Страх начал настигать меня и следовать за мной по пятам, стараясь не убить свою жертву преждевременно. Мне оставалось лишь бежать, не упуская ни единой возможности спастись. Следующая комната, где должен был ночевать один из экскурсантов, была пуста. На первый взгляд. Окно было разбито, а по краям стекло было запачкано кровью. Как бы мне не хотелось этого делать, но я подошёл к окну и взглянул на землю. Этажи были большие, лететь отсюда было бы довольно болезненно. Разглядеть что-либо точно было трудно, но было видно, что на земле что-то лежало. Наверное, это и был тот самый парень или девушка. Я не знал экскурсантов, я сюда приехал ради замка. Но экскурсия не даёт мне заскучать до сих пор. Неужели он (она) выпрыгнул(-а) из окна, потому что нечто ворвалось в её комнату? Или её выбросили? Пробить окно своим телом – нелёгкая задача. Только если каким-нибудь предметом. Нет, куда вероятнее, что нечто схватило этого мужчину или женщину и кинуло со всей силы в окно. Ну что, пора спускаться на первый этаж. Ещё ближе к спасению. Или к гибели.
Осторожно спускаясь по лестнице, на которой также располагался дорогой ковёр, я правой рукой держался за перилу, чтобы хоть как-то охладить сильно потеющие руки. Внизу всё также было тихо, а выход всё ближе. Спустившись с лестницы, я решительно подошёл к одной из комнат на этом этаже и повернул ручку. Заперто. Наверняка какой-то счастливчик успел закрыть дверь на щеколду. Возможно, он ещё жив и так же лелеет надежду на спасение? Я постучал в дверь. Ничего. Шагов за дверью слышно не было. Ну ладно… Следующая дверь… Но, к сожалению, дойти до неё я уже не смог. Что-то приложило свои лапы к моему рту… Я уже хотел полоснуть по ним ножом… Стоп, это не лапы! Это человеческие руки! Я обернулся. Передо мной стояла девушка, одна из экскурсанток. Я её уже видел в составе группы. Она поманила меня пальцем за собой. Да, она не хочет мне зла. Мы всего лишь хотим оба выбраться отсюда, вот и всё. Вот и всё… Когда мы оба вошли в её комнату, она закрыла дверь на щеколду и удивлённо спросила: ‘Что тут произошло? Где все?’. И я не знал, что ей ответить. Сказать, что огромный монстр растерзал людей? Но ведь она воскликнет: ‘Ты сумасшедший!’. Нет, ей не нужны мои догадки. Поэтому я просто сказал: ‘Люди на верхнем этаже мертвы’. В её калейдоскопе эмоций удивление сменилось ужасом. Выдержав паузу и осознав, что я не вру, она спросила, отведя взгляд к полу: ‘Но кто?’. И опять я не знал, что ей сказать. Сейчас я напугаю её рассказом о страшном монстре, которого, возможно, и нет. Может это дикий зверь? ‘Я не знаю. Возможно это дикий зверь…’. Похоже, она пребывала к состоянию, близкому к шоку. Да и я тоже пребывал, но нашёл же сил выйти из библиотеки и направиться сюда. Наконец, она пришла в себя, подняла глаза и тихо спросила: ‘И что нам делать?’. Так тихо, что сначала я даже не понял. Но другого вопроса и быть не могло. Я уже хотел предложить выйти из комнаты и рвануть к выходу, но было уже поздно. В дверь кто-то настойчиво постучался. ‘Кто там?’ – спросила она. Я неодобрительно посмотрел на неё, потому что, наверняка, никого в живых больше и не осталось. Мои опасения оправдались. После вопроса, нечто начало царапать и сотрясать дверь как там, на втором этаже. Отсюда выхода не было. Спустя несколько минут всё стихло. Я подошёл к двери и открыл щеколду: ‘Что ты делаешь? Там ОНО!’ – вскрикнула она. Но я её не слушал. Я схватил дверную ручку, с мыслями повернуть её, но добавил: ‘Ты пойдёшь со мной или просидишь тут неизвестно сколько?’. Только после этих слов, повернул её по часовой стрелке. Зверя нигде не было. И только сейчас я заметил, что в соседней комнате дверь открыта и что-то чёрное размахивает там своими то-ли щупальцами, то ли лапами и явно что-то ищет. И оно, к тому же, уже выходило из комнаты. Да, оно передвигалось на щупальцах, и было похоже на осьминога. При этом два щупальца оно держало перед собой, на них располагались острые когти. Они были большими, но когда оно царапало и билось дверь библиотеки на втором этаже, мне казалось, что они были больше. Тело существа, которое поддерживали щупальца, было конусообразным, а под кожей что-то сверкало. Это создавало ощущение, что оно было создано из металла, и некий злобный учёный натянул на своего робота кожу, что делало его ещё более омерзительным. Один большой механический глаз бегал по помещению, в поисках цели. И он её нашёл. Я держал нож на вытянутой руке. Если бы оно умело смеяться, то оно бы наверняка рассмеялось мне в лицо. Щупальце с когтем бросилось вперёд и пробило мне кисть, нож выпал из руки, раздался звон упавшего стального столового прибора. Всё, что произошло в библиотеке – это было ещё так, разминкой, на самом деле. Сейчас у меня была ранена рука, я с трудом верю своим глазам. Я не слышу криков оставшейся в живых (а может уже и нет) экскурсантки. Зато я чувствовал, как кровь, сочащаяся из руки, пропитывает мою рубашку. Наконец крики прорвали смутную пелену тумана в моей голове. Что ты делаешь? Там человек в опасности! Одёрнул я сам себя и обернулся. Мне было сложно идти, еле переставляя ноги, я пошёл спасать её, думая при этом, что иду на верную погибель. Механический глаз уставился прямо на меня, одно из щупалец волокло девушку за ногу по ковру. Она впивалась ногтями в ковёр – но тщетно, щупальца были сильнее.
Омерзительное щупальце подняло её и силой подкинуло вверх. Тело упало на лестницу, пересчитывая ступеньки, раздался хруст костей. Да, тоже самое наверняка произошло и во второй комнате, на втором этаже. Только лететь было дальше и смерть, при соприкосновении тела с землёй наступила мгновенно. Щупальце потянулось ко мне и схватило меня за левую, целую руку. Хотя, вскоре целой не останется ни одна кость в моём теле. Оно не было скользким, скорее холодным. Холод от металла проникал сквозь ту оболочку, которая была натянута поверх, но это не делало создание безумного учёного живым. Сломанная кость, болевой шок, я смотрю вверх, на проникающие в это тёмное помещение лучи света, которые тут же поглощала тьма. Немного отдышавшись и закричав от боли, я начал осматриваться, не вставая. Похоже, это одноглазое механическое отродье бездны откинуло меня в одну из комнат, где подо мной и провалился пол. Положение кажется сейчас ещё более безвыходным. Все экскурсанты, кроме меня, мертвы. Но теперь известно, кто за всем этим стоит. Ни зверь, ни человек, но страшное порождение больной фантазии какого-то безумного инженера. Занавес неизвестности спал с событий и теперь балом правит ужас. Неизвестно, куда ведёт этот подвал, но где-то там, вдалеке, маячат частицы света, которые для меня также необходимы, как воздух ныряющему в воду человеку. Только мне приходится нырять в море паники, что опаснее. Разумеется, там где тьма немного рассеивалась был не выход. Это была всего лишь одна из комнат подвального помещения, в которой стоял письменный стол. На нём находились колбы с непонятным веществом. Покоились они тут, видимо, давно. Бумажки были раскиданы по полу, то, о чём они повествовали, оставалось для меня тайной до определённого момента. Я поднял одну из них и принялся читать: ‘Огромные тучи сгущаются над замком, буря грядёт. Молнии сверкают в окнах и отвлекают меня от работы, поэтому я спустился в подвал. Тут меня ничто не раздражает, кроме редких крыс, пробегающих позади меня. Граф Кронненбуржский приказал мне не маячить у него перед глазами, поэтому я занялся исследованием механизмов.’ После этого были неаккуратно начертаны непонятные символы и написанные неразборчиво слова. Я подобрал следующий лист: ‘Да, мне удалось далеко продвинуться в исследованиях. Теперь железный конус передвигается сам, без моей помощи. Оно может ездить по полу, но скорость у него не большая. Но, кажется, я знаю, кто может быть заинтересован в подобных вещицах…’. Кажется, история вот-вот прояснится, я подбираю следующий лист: ‘Я связался с членами одного культа, которые оказались, заинтересованы в моём изобретении. Я могу привести его в движение, оно будет беспорядочным, и не будет нести никакого смысла. Возможно, с помощью магии им удастся чего-либо добиться? Перед следующей записью следуют какие-то странные формулы, после них стоит пометка: ‘На следующий день’. Сломанная рука перестала меня волновать, записи меня заинтриговали, и я принялся читать дальше: ‘Ну что ж, результата, как они сказали, сейчас не будет. Только через несколько сотен лет пробудится оно от сна. Меня не особо радует эта перспектива, и мне нужен эликсир бессмертия. Я должен увидеть этот момент, момент моего триумфа!’. Но, похоже, план Франкенштейна не удался, эликсира найдено не было. И теперь тут только это порождение, которое вышло из под контроля больных людей, сотворивших его. Боль снова вступила в руку. Раздался знакомый скрежет. Оно насмехалось надо мной, питалось моими страхами. Оно уже тут.

Оставьте комментарий: