Классическая страшилка

Стояла прохладная ноябрьская ночь. Деревья лишились последнего покрова и оголенными корявыми руками тянулись к мрачному небу, покрытому свинцовыми тучами. Сквозь такую завесу не то что звездочка, луна не могла с любопытством взглянуть, что же творится сейчас на земле?

В такие ночи лучше сидеть дома уютно устроившись за компьютером или теликом, сжимая в одной руке банку прохладного пива, а в другой какую-нибудь закуску или талию красивой девушки… но нашему герою о таком только мечтать! Некая тень копалась в темноте на верхушке забора. Попыталась спрыгнуть, но что-то явно пошло не так, и тень грузным мешком упала боком на успевшую промерзнуть и не отличающуюся особой мягкостью землю.
— Твою мать… – сколько чувства была в этой фразе! Вот что значит искренность!
Парень поднялся с земли, отряхивая прилипшие на толстовку сухие листья. Бок ныл, требуя к себе более ласкового обращения.
Оглядевшись на радостный пейзаж вокруг, Костя лишь сильнее заиграл жвалами. Уверенность в том, что сегодняшняя ночь для кого-то закончится печально, возросла многократно.
— Ну, Сашка, ну попадись мне…
Молодой парень чувствовал себя героем пьесы абсурда.
Вы наслышаны о детских страшилках? В темном-темном городе… Синие лица, гробы на колесиках? … Помните, там кладбище едва ли не единственное место для прогулок?
Вот и Костик, словно герой детской страшилки, приперся ночью на кладбище! Правда причина была более прозаическая, нежели у «одних маленьких девочек и мальчиков». Костю послали сюда за братом. А вот какого хрена этот маленький придурок сюда поперся это уже совсем другая история…
Но расскажем все по порядку!
Костя только скачал хороший новенький фильмец и готовился к просмотру, когда в его комнату вошла встревоженная мама.
— Костик… Сашка не вернулся еще?
— Нет, мам, — повернулся парень.
— Мне Маша только что позвонила… – Костя закатил глаза. Эта мелкая проныра, которая увивалась за Сашкой, даже его старшему брату успела надоесть.
— И?
— Она сказала, что Сашка поспорил о чем-то с ребятами… Незнаю уж, что стало причиной спора, но Сашка должен ночь просидеть на кладбище, как она мне сказала…
Костик расхохотался, однако замолк, поймав строгий взгляд матери.
— Мам, прости, но это даже для Сашки верх идиотизма!
— Тем не менее, ты должен за ним сходить.
— Я?? Сходить? Я ему усатый нянь чтоли?!
— Костя…
— Мам, дураков учат! Посидит пару часиков, подмерзнет у него все самое ценное, и прилетит назад, как миленький, звеня словно ему бубенчиков пришили!
— Костя…
— Где я его искать то буду? Предлагаешь мне тоже ночью по кладбищу прошвырнуться? Жертвуешь старшим сыном ради младшего?
— Константин!!

Думаю дальше вы все поняли. Парень все равно оказался бы на кладбище, он мог только решить: прийти туда на своих двоих или его туда принесут, после пришествия урагана по имени «МАМА».
Кладбище было самое, что ни на есть обычное. Кресты, вкрапления статуй ангелов и дорогих монументов, пьяный сторож в будке у входа… Естественно ходили байки о призраках, зомби, вампирах… Покажите кладбище, у которого нет такой славы?
Парень пошел вперед, виляя между могил и зорко поглядывая по сторонам. Вокруг было тихо, только ветер тревожил искореженные ветви деревьев, да гонял жухлые листья по тропинке. Чем дальше шел Костя, тем больше злился.
«Куда этот остолоп запропастился?!»
Остановившись около безвкусного и пафосного памятника какому-то бизнесмену, Костик закурил.
«- Так, что мы имеем…» — думал парень, « — поспорил с друзьями, что просидит ночь на кладбище… Умно, но не удивительно… Какие бы я установил условия такого спора?… »
На ум приходила только одна мысль – старая часть кладбища. Во-первых, сама атмосфера той части погоста была более жуткой, там давненько «свеженьких» не хоронили, а во-вторых, оттуда бежать до сторожа было в 2 раза дальше. Кстати о стороже… Может, стоило его позвать с собой? Нет, еще со склочным стариком возиться… Дешевле самому найти брата.

Постепенно надгробия и статуи исчезли из местного интерьера, а кресты стали более старыми и некоторые даже покосились. Прятаться тут было особо негде, местность довольно хорошо просматривалась. За спиной раздался тихий шорох. Парень резко обернулся, но сзади была только пустая тропинка, по которой он прошел, да могилки с обеих сторон.
Звонкий, далекий смех. Парень снова обернулся. Руки в одно мгновенье стали липкими от пота, от бывшего спокойствия не оставалось и следа. Пара не уверенных шагов вперед.
— Сашка! – позвал он брата. Только ветер шелестит в пожелтевшей траве…
Краем глаза парень заметил как-будто движение слева от себя. Пригляделся повнимательнее. Вначале ему показалось, что это некий дурацкий монумент с горгулией на верху. Но та вдруг, словно услышав его мысли… Покачала головой.
Костя заорал и понесся, куда глаза глядят, петляя словно заяц, между крестами. Со всей дури он влетел в кем-то забытую, воткнутую в землю, лопату. Колено, на которое пришелся удар, заныло в унисон с еще не утихнувшим боком.
— Кто здесь?! – Костик схватил лопату и почувствовал себя капельку увереннее. Как-никак, а вооружен.
Глаза судорожно метались по сторонам. Кресты… кресты… кресты… Статуя. Одна единственная статуя в старой части кладбища. В человеческий рост, она стояла на могиле скульптура, который сам для себя и сотворил посмертный знак — молодая девушка, закрывающая лицо руками.
Парень побежал. Если прижаться к ней, то хотя бы со спины не нужно будет ждать нападения!
Каменная девушка молча, уже четверть века, несла свое горе. Парень встал рядом с ней, крепко сжимая в руках лопату. Сердце колотилось как бешенное, адреналин в крови зашкаливал.
— Ррррррааааа! – угловатая тень выскочила из-за предательницы-девушки!
С диким криком, Константин взмахнул лопатой, вложив всю свою силу и весь свой ужас в удар.
На статую брызнула… кровь. Тень упала на спину и не шевелилась. Костя нанес еще удар по неподвижному чудовищу!
Тут показался луч фонарика. Из-за статуи вышла еще одна фигура и освятила место битвы. Звонкий девичий крик…
На земле лежал Сашка. Его голова была повернута под неестественным углом… Статуя девушки покрылась рубиновыми брызгами…
Маша все еще кричала, уронив фонарик и осев на землю.
А Костя все так же стоял и смотрел на безжизненно лежащего брата…

За всей этой картиной с безопасного расстояния наблюдал скрытый зритель. Запах крови приятно будоражил в раз обострившиеся чувства! Улыбка растянула тонкие черные губы, сверкнув тоненькими и острыми, как иголочки, зубками.
Усевшись на надгробном камне, подобно горгулие, существо тихонько похлопало в ладоши.
Такого веселое шоу выходец из тьмы видел в первый раз!

Оставьте комментарий: