Фатум

Неужели это она?! Господи, почему ты так жесток! Мне же только двадцать, я еще хочу пожить. Надеюсь, я ошибся. Да, точно ошибся! Нервное напряжение, до судорог сковавшее мышцы, медленно уходит. В этот момент девушка, за которой я искоса наблюдаю, поднялась из-за своего столика в летнем кафе.
Чувствую, как вдоль позвоночника пробегает электрический разряд и взрывается перед глазами фейерверком цветных искр. Всё, сомнения отпали. Это она! Тот же изящный наклон головы и удивительно мелодичный смех, который эта очаровательная дрянь переносит с собой в каждое последующее воплощение. Таким смехом сладкоголосые сирены времен Одиссея заманивали неосторожных мореплавателей, а потом веселились, разбрасывая их кости по скалистым берегам своего острова.

Моя рука дрожит, когда я пытаюсь поставить чашку с кофе на блюдце. Черт побери, я так молод, впереди была целая жизнь…

Сделать над собой усилие! Ни в коем случае не смотреть в ее сторону!
До боли сжимаю зубы. Пытаюсь сложить непослушные пальцы в мудру концентрации. Я научился этому знаку в восьмом веке, когда меня, юного буддийского монаха еще не успела погубить лисица-оборотень, представшая в образе прекрасной девушки.

Сейчас я медленно встану, не привлекая ее внимания, выйду из кафе, через несколько кварталов поймаю такси. Паспорт и банковские карточки с собой, значит, сразу на вокзал. Нет, лучше в аэропорт…

Стоит мне замешкаться, и все снова повторится. Знакомство, вспыхнувшая любовь, точнее, даже невероятная страсть, в которой мне, как уже было не раз, суждено сгореть без остатка.

Я обладаю удивительной способностью помнить все свои прошлые жизни, и одновременно, по какой-то нечеловеческой прихоти, в каждой из них я сталкиваюсь с этой девушкой, которая неизменно сводит меня в могилу.

Как бы я ни старался, мои отчаянные попытки что-то изменить, бесполезны. Я не могу противостоять силе, которая раз за разом заставляет меня любить и страдать.

Три тысячи лет назад она, которую я боготворил наравне с Изидой, подложила в мою постель смертельно ядовитого желтого скорпиона. И зачем? Чтобы освободить место верховного жреца для своего нового избранника. Вероломная тварь!

А чего стоила жизнь когда я ,Великий инквизитор, был очарован ведьмой, над которой вел судебный процесс. Глядя на вопящую в пламени очистительного огня прекрасную чертовку, я, седовласый, умудренный жизнью старец, без тени сомнения, поднес перстень с ядом к своим губам.

Я не могу понять суть этого безумного развлечения Бога или Дьявола. Игра, в которой я обречен участвовать бесконечное количество раз.

Эта бестия являет собой идеал женской красоты. То, как она двигается, говорит, смеется, каждая клеточка ее совершенного тела заставляет меня вновь и вновь забывать обо всем, презреть свои желания и растворится в любви к ней.

По всей видимости, она не принадлежит к человеческим существам. Древняя богиня, доводящая смертных до исступления- вот кто она такая. Мне достаточно встретиться с ней взглядом, чтобы перестать принадлежать себе.

В 1510 я, блестящий итальянский живописец, несмотря на уговоры учеников, не нашел в себе силы оставить в Венеции заразившуюся чумой куртизанку и разделил ее незавидную участь.

Двумя веками позже меня, почтенного жителя города, повесили в Гамбурге после того, как я задушил жену, узнав, что она прелюбодействует с моим братом.

Огонь Первой Мировой обжигал планету, когда я, русский офицер, был благополучно застрелен на дуэли, поводом для которой стала дурная молва о поведении моей дражайшей супруги.

Множество жизней, множество личностей и один итог. Стоит мне повстречать эту женщину, и не пройдет трех лет, как ниточка моего существования будет оборвана самым трагическим образом.

Я поднимаюсь, бросаю на стол купюру, которой с избытком хватит за так и не выпитый кофе. Несколько шагов, и я на тротуаре, в потоке людей, которые спокойно плывут по течению своей размеренной жизни. Через десяток метров, за поворотом, я побегу, а через 12 часов буду на другом конце континента.

— Молодой человек! Кажется, вы забыли.
Я останавливаюсь, словно наткнувшись на невидимую упругую стену.

Этот голос невозможно ни с чем спутать. Мягкий, проникновенный, он обволакивает меня, подавляя волю. Я знаю, она стоит за моей спиной, протягивая ежедневник, который я оставил на столе. Ее серые глаза улыбаются, когда ловят мой взгляд в зеркальном отражении витрины. Она рада меня видеть.Конец.

Оставьте комментарий: