Есть у меня…

Есть у меня несколько странных историй, о которых я хочу рассказать. Не могу претендовать на особую глубину и леденящий душу страх, однако один плюс в моих историях есть — они реальные.

——

Будучи школьником (4-й или 5-й класс, точнее не упомню), ваш покорный слуга был приглашен одноклассниками в рейд на некий недостроенный дом. Половина из нас уже посещала этот дом, зачинателем этих походов был одноклассник, живший неподалеку. Примечательно, что до непосредственного посещения мои малость долбанутые одноклассники не раскрывали суть похода, а лишь описывали эффекты — как они «ваще охренели», «чуть не труханули» и тому подобное. Понятное дело, что пациент, пишущий эти строки, к моменту посещения был уже порядочно «замаринован», посему стал настаивать на дневном посещении, сразу после уроков, чтобы в случае чего было кому постирать штаны. Скрепя сердце, одноклассники дали новичкам такую поблажку, и мы отправились.

Дом оказался одноэтажным строением без стекол и рам в окнах (это важно), калитки не было, поэтому мы вошли беспрепятственно. Повсюду царило запустение, как можно догадаться, и пыль. Мы поднялись на крыльцо, ведомые тем самым соседом-одноклассником, остальные остановились перед крыльцом. Ничего страшного я пока не видел. Внутри также всюду были слои пыли, в том числе и на полу (черновом, без покраски, но довольно гладком), что неудивительно, учитывая отсутствие стекол на окнах. Одноклассник предупредил, что в комнату входить не стоит, а смотреть нужно с порога.

Поначалу в вообще ничего необычного не видел — просто комната, пыльная и заброшенная. Однако, увидев, ощутил как кожа, словно на морозе, становится гусиной. От порога шли следы в середину комнаты и там просто кончались!

Размер отпечатков был явно мужской. До проема окна добраться или допрыгнуть было нереально, далековато, да и пыль на подоконнике нетронута, да и зачем это делать, непонятно. Попробовал возражать — может, кто хотел сымитировать «исчезновение», возвратившись задом наперед по своим же следам? Но при ближайшем рассмотрении следов было понятно, что это не так. Пыль не снег, и два раза идеально наступить не получится (да и непонятно — для кого? зачем?).

Так вот, затем последовала байка от одноклассника, что, мол, пропал сам хозяин, который после некой паузы собрал наконец денег закончить стройку и приехал на обследование, чтобы определить план работ…

В городе, где все это произошло, ваш покорный слуга жил, будучи школьником, и не был там довольно давно, так как переехал в столицу. А после навещал лишь родителей. Пару лет назад пришлось посетить ту улицу — мать просила пригласить знакомых на юбилей. История эта уже подзабылась, и район наш, когда-то новостройка, давно и прочно был в городской обойме.

Знаете, что я увидел, когда проезжал мимо давно обжитых коттеджей по этой улице? Недостроенный дом без рам и стекол, точно в таком же состоянии, каким он был почти двадцать лет назад.

* * *

Психологи утверждают, что самые травмирующие воспоминания мозг автоматически затирает. Ваш покорный пациент не исключение.

В возрасте пяти лет был отправлен к бабке на лето (сутки на поезде). Уехав жирдяем, через неделю вернулся почти дрищем (что странно, учитывая свойство бабушек закармливать внуков на убой), стал бояться темноты. Сам, что примечательно, ничего не помню, ну то есть вообще, ни самого пребывания, ни случаев в это время. Сколько родители ни расспрашивали меня вплоть до армейcкого возраста, ничего не выснилось — не помню и все тут (отцу жуть как интересно, видно, было в чем подозревать тещу).

Сейчас, когда я езжу в тот дом (бабки уже не стало, есть только дед-фронтовик), уснуть по ночам не могу. Не страшно, просто не идет сон. Само собой, ездить туда стараюсь пореже — раз эдак лет в 7-8.

Большинство жутких случаев из жизни имеют то же свойство: с какого-то чердака постоянно вываливаются из памяти.

* * *

Закончив институт, я был для прохождения практики определен в банк, имевший только в столице около двенадцати филиалов. Не без знакомства попал в филиал недалеко от дома.

«Работа» была нетрудная, хоть и на тот момент непонятная — сделай копию, отнеси, распечатай и прочее.

Прошло время, и меня взяли в штат специалистом 2-го уровня (значит, совсем молодняк). И потому как оказался в штате, поставили на дежурство.

Поясню, что такое дежурство — надо просто протирать штаны в здании банка, на случай если будут звонить (так и не позвонили) чёрт знает откуда, может, из головного офиса, может, клиенты из-за рубежа в связи с разницей часовых поясов. То есть, помимо охранников, должен быть на связи кто-то, кто отличит платежку от квитанции.

Шел 2000-й год, уже был «Квейк» и «Винамп». Скучать не собирался, одним словом.

Здание довольно большое, два этажа, евроремонт. На втором этаже только я (это важно, лично всех проводил и закрыл правое крыло, выключив всюду свет — одна из обязанностей дежурного), на первом — охранники (трое) в каморке у входа смотрят телевизор и иногда поглядывают на мониторы безопасности. Вообще-то, мне полагалось тусоваться с ними, у входа был ресепшен с телефоном, но «Квейк» и «Винамп» были в моем отделе на втором этаже левого крыла. Включив свет по минимуму — только коридор и наш отдел — я принялся убивать время…

… пока в правом крыле не хлопнула дверь.

Но ведь вход в правое крыло снизу был закрыт! Немного (на тот момент) встревожившись, я отправился расследовать это дело, попутно включая свет по мере продвижения по зданию.

Тут надо сделать отступление — левое и правое крыло отделяет огромный зал фронт-офиса, квадратов эдак в тыщу. Чтобы его пересечь, нужно пройти 50-60 метров. Само собой, хоть тишина была идеальной, хлопнуть дверью в правом крыле нужно было прилично, чтобы явственно было слышно из нашего отдела. Прошедши по всему правому крылу, проверил все окна на сквозняк и ничего не обнаружил. Более того, все двери были закрыты на замки.

«В каком-нибудь закрытом отделе форточка открыта была, дверь захлопнулась и замок автоматом закрылся», — сделав такое заключение, я вернулся обратно.

Если бы чуть позже (часа полтора) опять не хлопнуло что-то и не послышались шаги, забыл бы об этой истории начисто. Но не забыл.

В этот раз испугался уже знатно. Увидев, что в том крыле теперь горел свет — а забыть его выключить не мог, — я прямиком спустился к охранникам. Внизу довольно агрессивно начал «наезжать» на охранников, мол, какого лешего они пускают в крыло людей, не предупредив меня (ответственного за помещение). На что они, отводя глаза, пояснили, что вообще-то никого не пускали в помещение. Немного сбавив в тоне, попросил их подняться вместе со мной и проверить, чего там хлопает и ходит. Так вот, эти горе-«спецназовцы», которые, вообще-то, должны были сорваться с места, никак не отреагировали на предложение, лишь сослались на то, что согласно мониторам вокруг здания никого нет и не было (те реагируют на изменение картинки, даже если муха мимо объектива пролетит). В глаза упорно не смотрели, на приглашения мои не реагировали, с «интересом» смотрели какую-то левую ерунду по телевизору.

Так как, пусть и испуганный, я всё же оставался дежурным, то не нашел ничего лучше, как подняться на второй этаж и выключить свет в правом крыле через щиток. В «Квейк» играть расхотелось.

Через полчаса произошло второе странное событие. Начальница сама (!) позвонила (не на сотовый, тогда их еще не особо было, а в отдел) и сказала буквально следующее: «Ты там еще, что ли? Не сиди там допоздна. НЕ НАДО. Иди домой лучше прямо сейчас, я разрешаю».

Абсолютно ничего не понимая, я потихоньку спустился и вышел из здания. Само собой, потом была куча пересудов про здание, которое частью, по слухам, было построено на бывшей территории кладбища (но не непосредственно над могилами). Примечательно, что кладбище и сейчас рядом с этим зданием. Говорили, что толком в банке никто по ночам и не дежурит.

Но реального объяснения событий той ночи не имею и поныне.

Проработал там, как можно догадаться, недолго, и строго в дневное время.

* * *

И ещё одна история. Это, пожалуй, единственный явно сверхъестественный случай, с которым я столкнулся непосредственно.

Началось все с того, что моя благоверная ушла с дитем на свадьбу. Что довольно необычно, так как дочка была еще младенцем, и разгуливать с ней по таким мероприятиям — памперсы, кормежка грудью и прочее — то еще удовольствие. Впрочем, меня это более чем устраивало — думаю, молодые отцы поймут. Таким образом, на меня свалился подарок судьбы — отдохнуть от ребёнка хоть какое-то время.

Само собой, речи о чем-то другом, как поспать, и быть не могло. Ушли они сразу после обеда, часа в два, чтобы успеть в ЗАГС в три. Вполне хватало, чтобы выспаться (если дневной сон длится до заката — болит голова). Ночные крики дочки и ранние подъемы создали приличную сумму недосыпа, который хотелось в тот день компенсировать. Тогда работал экспедитором — чтобы успеть в другой город туда и обратно, приходилось выезжать пораньше.

Поэтому понятно моё раздражение, когда сквозь сон я услышал звук от китайской игрушки на батарейке. Тогда (да и сейчас таких большинство) звук у них был полуторабитный, неприятный, только детям и нравится. Срабатывает этот продукт от нажатия или наклона.

Будучи сонным, я не сразу осознал, что, вообще-то, запускать звук было некому. Поначалу попытался просто подождать, пока сэмпл не кончится (ПЗУ-то там копеечная, на пару килобайт). Когда ребенок дома, звуки эти — довольно привычный фон. Но звук сам собой не прекращался. Тогда я встал и довольно грубо выдрал батарейки из мохнатого то ли кота, то ли собаки, и снова повалился в тяжелый послеобеденный сон.

Однако минут через десять снова послышался звук, на этот раз двойной — один в детской, один в нашей комнате. Дико злой, сразу поднялся и принялся потрошить эти игрушки и избавлять их от батареек — пластикового пупса и медведя.

Не дошел до кровати, как стали орать практически все игрушки с этой дрянной начинкой. Стал вырывать эти блоки и батарейки из всего, что попалось под руку, пока не наступила тишина. И только тогда я наконец проснулся полностью, и до меня дошло, что это ненормально — сами собой срабатывающие игрушки.

Вышел из дома и сел на крыльцо — заходить обратно боялся. Так и дождался семью на крыльце.

Состояние было заторможенное — кто долго спит после обеда, тот знает. Поэтому не сразу обратил внимание, как перепугалась жена. Представьте себе картину: сидит на крыльце муж с всклокоченными волосами, смотрит в никуда, она входит в дом (мы тогда жили в крошечном «спутнике» из двух комнат по пятнадцать квадратов плюс прихожка и кухня) и видит разбросанные по всему полу игрушки без голов, рук, животов, выпотрошенные, раздавленные.

Ничем особым эта история не кончилась, игрушки выкинули. Жили в этом домике еще недолго, переехали по отвлеченной причине — купили свой дом со двором.

Оставьте комментарий: