Элая

Я впервые встретила Элаю там, на крыше. Там волшебное место — место, где небо соединяется с бренной землей. Вы не представляете, как радостно и тяжело видеть, как прекрасные, чистые краски неба контрастируют с убогим пейзажем крыши. Такие как она часто обитают там. Они не признают, что скучают по небу, но на самом деле это так. Они, как волки, все время приходят сюда повыть на луну. Ну и они пропитывают это место своей злобой — вот почему там часто находятся преступники, пьяницы и самоубийцы. Мелкий сброд, почему-то считающий себя достойным находится там.
Почему я пошла туда — трудно объяснить. Самая простая причина — хотела посмотреть на небо. Я оттолкнула от себя старую, грязную дверь на крышу. Она казалась неимоверно тяжелой, но нет — она легко поддалась, обнажив прекрасный небосклон. Так всегда в жизни — кажется, что выхода нет, что бороться уже нет сил — но надо лишь легонько подтолкнуть — и результат будет выше всех ожиданий. Я стояла перед небом. Казалось, что ничего на свете больше не существует — ни времени, ни крыши, ни даже самой реальности. Только я и небо. Я была так высоко, что не замечала ничего вокруг. Но всё же, улетать отсюда надолго нельзя. Восторг прошёл. Я вернулась к своему телу. Я заметила, что на крыше я не одна. Рядом сидела какая-то пьяная компания — хмельной смех и грязные слова звучали оттуда. Эти люди тоже существуют в своем мире, только мир у них совсем другой. Ну что же, им так уютно. Для каждого своя судьба, и своё счастье. Но и мы с этими людьми были не единственными, ценившими уют и красоту крыши.
Ее фигура, такая слабая и зловещая, до сих пор стоит у меня перед глазами. Она была похожа на маленькую девочку, но только на первый взгляд. Многое выдавало её истинную сущность. Ее черное, не в меру длинное платье, которое развивалось на ветру, подобно невесомому шёлку, её две жиденькие косички, бледная кожа и глаза… О Боже, на сколько жуткими были ее глаза! В них была и боль, и ненависть, и отчаянье, и зловещий могильный холод. Казалось, она видит все — твою душу, твои страхи, твои грешки. Только я знала, что это не так. Но все же, взгляд ее глаз сводил с ума.
Она обернулась, почувствовав мой взгляд и впилась своими острыми зрачками прямо в моё лицо. Я не могла пошевелиться.Не отводя от меня взгляд своих страшных глаз она заговорила — голос её был слишком чист и холоден:
— Тебе, полагаю, известно, кто я?
Я судрожно кивнула. Она не отвечала. Я не вынесла этого молчания, и добавила:
— Да, я знаю, кто ты. Но я не знаю твоего имени.
Она улыбнулась. Повеяло холодом.
— Тебе не нужно этого знать, Маша. Ну что же, раз ты здесь, так скажи мне…
В мгновение ока она оказалась так близко, что я смогла почувствовать запах её волос и холод её не живого тела.
— Ты боишься меня?
— Нет. Я не боюсь тебя.
— КТО ТЕБЕ СКАЗАЛ ПРО МЕНЯ?!
Мне показалось, что её голос проник в самые тёмные уголки моего сознания, и принёс туда леденящий страх.
— Мне никто не говорил. Я догадалась сама.
— ТЫ ЛЖЁШЬ!
Запахло болотной тиной. Меня затошнило. Оказалось, она изменила свой облик на более отвратительный и пугающий. Однако, она как ни в чём не бывало продолжала разговор.
— Ты говоришь, что не боишься меня? Тогда смотри!
Она подошла к компании и с минуту просто постояла рядом, прислушиваясь к разговору. Затем она подошла к одному молодому парню огромных размеров, отдыхающему с банкой пива, и что-то прошептала ему на ухо. Он встал мертвенно бледный. Парень подошёл сзади к девушке, сидевшей рядом с ним. Послышались насмешливые комментарии его товарищей Вдруг произошло ужасное. Он схватил бедняжку за шиворот, поднёс к краю крыши и … отпустил. Над крышей нависла гробовая тишина. Убийца расплылся в блаженной улыбке, повернулся к краю крыши спиной и сделал шаг назад. Ни стона, ни крика не послышалось снизу. Только стрекот кузнечиков да моё дыхание.
— Это ты сделала?
— Да, я.
Она говорила так, будто гордилась совершенным. Видимо, так оно и было.
— Бедняжка, да? Ей был всего 21 год. Она была от него беременна. Она вообще не хотела сюда идти, но не хотела оставить этого урода одного. Заботливая, видишь ли. Там ей это зачтётся. А вот ему нет. Не стоило ей с ним быть, он ведь не стоил её, как ей говорили подруги. Ну да ладно, что было, то было. Теперь ты видишь, я на многое способна. Не плохо для одиннадцатилетней девочки, правда?
— Зачем? Зачем же ты их убила?
— Ой, да перестань, ты задаёшь глупые вопросы! Ты ведь прекрасно знаешь ответ. Ты ведь знаешь, с кем говоришь. Говорить с незнакомцем было бы крайне опрометчиво! И да, не надо говорить, как ты меня ненавидишь. Это глупые и бессмысленные изречения. Я слышу их уже тысячный раз, а вы никак не поймете, что это бесполезно! Вы что, желаете подействовать на мою совесть? Глупая идея, у меня её в принципе нет, не то, что у наших «братьев».
— Почему я вообще с тобой говорю? Я могу сейчас взять, и уйти.
— Почему тогда не уходишь? Может, потому что дверь заперта?
Я кинула взгляд на дверь. Ну да, на двери висел новый блестящий замок.
— Ну и что ты хочешь мне доказать? Что можешь оставить меня здесь на ночь? Утром приходят электрики, и обязательно проверяют оборудование на крыше. Они выломают дверь и выпустят меня.
— Ну это совсем не обязательно! Они ведь могут просто забыть, или нога у кого-нибудь подвернётся… Всё может быть.
— Ну да, ну да. Только мне совсем не обязательна помощь электрика. Ты не можешь ничего мне сделать. Ведь я просто не верю в тебя.
Я решительно пошла к двери и дернула ручку. Так и есть — замок распался на части. Я помахала ручкой бесившейся Элае, и уже собиралась уходить, как она окликнула меня:
— Стой, стой! Я могу тебе помочь! Дать славу, деньги,жениха! Тебе ведь нужен парень? Только останься, прошу!
— Не времени.
Я закрыла за собой дверь. Она кричала мне что-то, но открыть дверь не могла. Я неспешно спускалась по лестнице. Откуда вдруг такая смелость? Видимо, мой Защитник меня не оставил. Я молча улыбнулась и мысленно обняла его. Сегодня он меня спас. Вечер прошёл у телевизора. Я почти засыпала как вдруг в окно кто-то постучал. Я обернулась. Озлобленное лицо Элаи было за ним. Она оскалила ужасные зубы. Но я лишь отвернулась оттуда. Мой Защитник был со мной. Он тихо стоял сзади и улыбался. Я закрыла глаза, чтобы погрузиться в объятья сна. Над ухом тихо раздалось: Тебя никто не тронет, никогда… За окном раздался отчаянный вопль Элаи…

Оставьте комментарий: