Дневник в подвале

Знаете, я вряд ли когда-нибудь забуду тот день, ту тетрадь. Помню, тетрадка была в клетку, сорока восьми листовая. Там были записи. И смайлик… Смайлик… Ха… Смешно.
23 мая, в мой тринадцатый рождения, мы с друзьями решили поиграть на собственных нервах. Прогуляться в подвале. С условием. Сидеть в подвале не меньше часа. С фонариком. Но его можно включить только когда глубоко заберешься в подвал.
Мы зашли глубоко в подвал, разделившись. Я зашел слишком глубоко. Пора было включать фонарь, но я был несколько… нервным. Руки дрожали и фонарь выпал. Я выматерился и начал его искать. И наткнулся на тетрадь. Вот почему я её не откинул? Почему?!
Я зажал её в руке и принялся искать фонарь. Нашел. И принялся коротать эти томительные шестьдесят минут.
Я открыл тетрадь и принялся коротать время за чтением.
«20 мая. Черт… как голова раскалывается. Очень больно ещё со вчерашнего дня. Но это боль хоть немного заглушает боль в ноге, после вчерашнего ужаса.
Но давай знакомиться, читатель! Меня зовут Юрчик. В этот подвал я заглянул, потому что мне было скучно, я решил поприкалываться. Прогуляться по подвалу. Страшно было, н-да. Но недолго. Не прошел я и десяти метров, как почувствовал удар в районе затылка. Вырубился. А очнулся в этой каморке. Лежал в углу, прикованный к трубе. Было очень страшно. Но я нашел в себе силы осмотреться. И в углу стоял ОН. Узкие плечи, небольшой рост, нижняя часть лица закрыта, в руке нож. На голове капюшон. Он посмеивался.
— Очнулся? Это хорошо, — произнес он.
— Да пошел ты… — сказал я.
Удар ножом по ноге был мне ответом. Потом удар в челюсть, ногой по рёбрам. Я даже пискнуть не успел. Потом он ушёл».
— О, чёрт… — пробормотал я.
«21 мая. Этот псих решил меня достать. Теперь, он начал резать меня медленно, мучительно. Я орал, ругался. А-а-а…
22 мая. Я понял! Он — это не «ОН»! Это она! Есть много причин так думать. Узкие плечи, тонкий, высокий и серебристый голос, длинные ресницы, хрупкое телосложение, длинные ногти. Это девушка!
23 мая. Это конец. Откуда она узнала? Сегодня она приходила снова. Мы беседовали, я шутил, она смеялась. Смех был приятный и не скажешь даже, что смех этот принадлежит маньячке. Потом она спокойно проинформировала меня о начале процедур. И врезала мне арматурой по рёбрам. Потом по ноге. Потом сломала мне палец на правой руке, хорошо, что я левша. А под конец воткнула мне спицу в ногу. На спице была нанизана записка: «С днём рождения, придурок!».
24 мая. Пора бежать. Сваливать отсюда. Плевать, что я ослаб и всё тело болит. Я устал от плена. Надо бежать и неважно, получится или нет. Это моя последняя запись. Прощай, читатель». Под этой записью был пририсован смайлик. Кровью.
— О, боже… — прошептал я, отрываясь от тетради. И тут…
— С днем рождения, придурок! — раздалось сзади.
— А-а-а!!! — взвыл я и стартанул к выходу.
Спустя минут пять я выпрыгнул из подвала во двор и так взвыл!
— Геор, что с тобой? — аж подпрыгнули остальные. А-а, не выдержали всё-таки.
Тут были не все, лишь несколькие.
— Ой-ё!!! — офигело воскликнул один.
Знаете, почему он так вскрикнул? Я знаю. Потому что мне тринадцать лет… И я абсолютно седой.

Оставьте комментарий: