Что скрывает землянка

Сквозь искаженные, мокрые от проливного дождя окна автомобиля я толком ничего не видел, но немногословный водитель убеждал меня, что вокруг лишь сельская местность и ничего примечательного, дома, поля, леса… Не верить ему причин у меня не было, я уже раз этак третий проезжал через дикие Массачусетсткие леса, правда в такой ужасный дождь впервые.
Сидя на заднем сидении старенького форда я смотрел как свет фар тщетно рвется вперед, дорогу размыло едва не полностью и ехали мы от того очень медленно.
Так прошел мой первый день, с утра до ночи ехал я к своей нежеланной цели, и все ради чего? Ради денег конечно. Агенство в очередной раз выбрало именно меня на роль курьера, и поскольку платили сверху, я согласился. Раньше ездить к тому странному старику мне приходилось одному, пока не сломался автомобиль. С другой стороны не придется всю дорогу смотреть в карту.
Когда стемнело настолько, что ехать дальше было нельзя, водитель остановил автомобиль, заглушил мотор и повернулся ко мне своим неприметным, квадратным лицом.
— Дальше пешком, сэр.
Не буду рассказывать о нашей с ним ругани на этой теме, в итоге мне все равно пришлось идти под дождем с зонтом в руках. Сказать по правде, толку от него в такой ливень нет.

Второй день настиг меня уже в доме старика, он меня знал и впустил в дом когда я весь вымокший до нитки, промерзший насквозь постучал в дверь его одноэтажного дома, такого же старого как и хозяин. Он устроил меня в чулане на матраце… Гостеприимно, ничего не скажешь, впрочем сомневаюсь, что и сам старик спит под балдахином, в этом доме нет ничего, что хотя бы отдаленно можно наградить уютным словом — комфорт.
Рассвет принес с собой новый залп непогоды, снова шумело за окном, по грязным стеклам били тяжелые капли, не давая и без того умирающему свету дня проникнуть сквозь маленькое окошко чулана и я был вынужден дожидаться старика в сумерках. Хорошо хоть телефон спасал, сети в такой глуши конечно не было, но есть игры и то ладно.
В обед хозяин дома вернулся примерно в то же время, что и прошлый раз. Как я говорил раньше, в этом доме я бывал прежде дважды, первый раз самый трудный, второй он предложил мне ночлег на чердаке, и вот теперь чулан. Я не слишком удивлялся ходу событий. Если вкраце описать внешность старика, то начать стоит с попытки представить перед глазами ожившую мумию из египетской мифилогии, обернутую рваньем. Лицо-череп с впалыми глазницами, тонкой линией губ и высокими скулами очень гармонировало с его обителью, хотя куда нагляднее ему было бы в склепе, и тем не менее рассудок этого одинокого человека был на месте, по крайней мере так казалось.
— Вы привезли? — Прохрипел он, протягивая ко мне свою костлявую руку. Человек с фантазией мог бы легко представить смерть в обличии старика.
— Да, сэр. — Ответил я и вынул из дорожной сумки небольшую запечатанную коробочку, мне лишь в двух словах сказали, что внутри некий химический элемент. В предыдущие поездки я отвозил ему схожие товары: в первый раз едкий порошок, во второй стеклянные ампулы, и теперь вот это…
Он быстро схватил заказ, цепкими пальцами с острыми, длинными ногтями нетерпеливо порвал бумагу, совершенно забыв обо мне. Я наблюдал за ним, пытаясь из сумрака выхватить на серой коробочке слова, но было не разобрать, слишком далеко и мелкие буквы. Старик очень проворно бросился к выходу, забыв заплатить и расписаться.
— Эй, сэр, а деньги! — Крикнул я вслед, понимая как бесполезен мой крик. Пришлось броситься за ним.
Мы выбежали из дома с разницей в секунду-две, и я не успел потерять его из виду. Бежал, не обращая внимания на ливень. Нет, я вовсе не хотел получить с него плату так сильно, теперь мною овладело сильное любопытство. Забег по полям, меж кривых деревьев и оврагов, меж холмов прямиком в лес за призрачной фигурой старика не входил в мои планы, да и в костюме особо не побегаешь, на руку сыграл лишь возраст беглеца. Когда мы наконец оказались в лесу и дождь уже не так сильно заливал мне глаза, я увидел старика, лезущего в землянку. Стоило ему скрыться в темном провале как я, немного поразмыслив, залез следом.
В нос ударил едкий запах чего-то тухлого, в уши легкий гул ветра, в глаза темнота. Они слегка привыкли и я сумел различить вокруг земляные стены, уходящие коридором далеко вперед. Там, в темноте шевельнулась тень. Ага, старик! Я шел следом не торопясь, но и не медля, держался за холодные стены, чтобы не упасть на кочках. Коридор порой разветвлялся, и чем дальше, тем больше проходов возникало, в один прекрасный момент я понял, что потерял цель, и что еще ужаснее, заблудился.
Долго, очень долго бродил по подземным катакомбам, кажется счет пошел на часы, только теперь я вспомнил о телефоне у себя в кармане. Что ж, толку нет, дождь сделал свое черное дело, телефон не включился. Внезапно до меня донесся приглушенный стук из правого коридора, будто тяжелый мешок упал на камни. Осторожно я пошел вдоль стены на тусклый свет, возникающий с дальнего конца, такой свет мог дать факел или жаровня.
Не знаю что было дальше и что я видел в действительности, могу лишь делать догадки, оправдываться помутнениями рассудка, галлюцинациями и чем угодно, но то что я видел выглядело слишком реально для простой игры воображения…
Сначала коридор стал шире, затем начал расходиться как в стороны так и вверх, переходя в естественную пещеру-комнату с единственным входом где сейчас, вдавившись в стену и притаившись стоял я, а в комнате творилось настоящее безумие. Четыре жаровни стояли по сторонам света, в центре из грубого камня сложена арка с человеческий рост и рядом с ней стоял старик. В пляшущем свете огней его фигура приобретала особенно пугающий вид, словно передо мной скелет. Его движения были резки и точны, каждый рывок делал какое-то дело: сначала старик что-то смешивал в ампулах, насыпал туда порошок, вливал жидкости из флаконов, при этом что-то бормоча под нос. Его бормотания и треск жаровен были здесь единственными звуками, но лишь до тех пор пока костлявая фигура не начала танцевать вокруг арки в одержимом танце, выплескивая шипящую жидкость на камни. Клянусь всеми богами, дальше я слышал то, чего не могло быть — этот барабанный бой, он исходил отовсюду сразу, из-за стен пещеры и внутри ее, в моих ушах, в моей голове, такой ритмичный и нарастающий бой. Сквозь него можно было слышать очень далекие голоса невиданных тварей, невероятно глубокие басы будто нараспев гудели под сводами потолка, а тем временем старик закончил поливать арку химической жидкостью и вот только теперь я понял, что это вероятно последнее, что я вижу в жизни: внутри арки пространство исказилось, как маслянистая вода, потревоженная брошенным в нее камнем расходится в стороны, так и нутро арки приобретало те же черты. Мое бешеное сердце не унималось, перед глазами все начало плыть, знаменую мои последние секунды в этом месте. Из арки, из вязкой жижи медленно выползла рука-клешня, плечо, грудь, большая треугольная голова с зелеными глазами и острыми кольями вместо волос.
Что было дальше я не помню… Кажется я кричал, кричал и бежал по коридорам до беспамятства. Очнулся уже на лесной опушке вдали от дома старика.
Недели через две я вернулся в это место с полицией и другими структурами, не важно как я убедил их явиться, важно, что землянка в адские коридоры оказалась завалена огромными булыжниками. Когда-нибудь их сдвинут, когда-нибудь я вернусь туда…

Оставьте комментарий: