Белая лошадь

Всё началось примерно месяц назад, холодной октябрьской ночью. Я лежал в кровати, ожидая, пока бог сна соизволит укрыть меня своим одеялом, и слушал, как осенний дождь барабанит по окну моей спальни. Как я ни укладывался, какие, самые, казалось бы, комфортные и идеальные для сна, позиции не принимал, но моё сознание упорно не желало угасать и погружаться в чудесный мир сновидений.
Я уже считал барашков, прыгающих через забор, но и это не помогло. Наверно, насчитал больше, чем сейчас бегает по лугам. Стакан тёплого молока тоже не помог. В итоге я просто лежал в кровати, вперив взгляд в потолок, и слушал музыку дождя. На часах было без пятнадцати четыре, и я был очень рад, что следующий день суббота, и мне не надо вставать рано утром.
Вдруг я услышал сквозь барабанную дробь капель стук женских каблуков. Я живу на первом этаже, и прямо под моими окнами проходит асфальтовая дорожка, так что, если кто идёт на шпильках, я всегда это услышу. Судя по звучанию, прямо под моим окном прошли две девушки на каблуках. Они не бежали, стремясь скорее укрыться от дождя, а медленно и спокойно прошли под моими окнами. «Бедные, — думал я, — наверняка уже так промокли, что уже нечего бояться».
Вскоре стук каблуков стал тише, а потом и вовсе растворился в звуке дождя. Через некоторое время после этого я стал ощущать подкрадывавшийся сон. Конечности тяжелели, а веки всё труднее было открывать. Мир стал растворяться для меня. Но пока я ещё не уснул окончательно, сквозь пелену сна я сумел различить стук четырёх каблуков под моим окном.
Ночь унесла воспоминания о женщинах, гуляющих под дождём. Утром я не даже не мог вспомнить, что слышал стук каблуков под окном, но он вновь напомнил о себе следующей ночью. А потом ещё раз, и ещё раз. В итоге каждую ночь перед тем, как заснуть, я слышал под своими окнами этот странный звук. Через две недели с этим звуком мне уже стало казаться, что меня кто-то преследует. И вот однажды я уже не мог себя сдерживать. Меня переполнял интерес — что это за парочка, которая каждую ночь ходит под моим окном? Услышав вновь этот стук, я бросился к окну и раскрыл шторы.
Увиденное мною могло существовать только в ночных кошмарах какого-нибудь безумца, запертого в стенах сумасшедшего дома. С другой стороны стекла на меня взирали два ярко-красных глаза, будто бы светящихся в невыразимой злобе. Эти глаза смотрели прямо в мои, и мне казалось, что они, словно дикие псы, впиваются в мою душу. Эти два красных огонька сидели по двум сторонам костлявой и бледной лошадиной морды. Она была настолько тощей, что я, скорее, предположил бы, что это ужасное чучело — кожа, натянутая поверх лошадиного черепа. Я увидел только морду этого чудовища, но и этого мне хватило, чтобы свалиться без чувств.
Солнце, светившее следующим утром, рассеяло ночную тьму, но мрак в моём сознании никуда не делся. Никаких следов ночного гостя не было, и я бы счёл это ночным кошмаром, если бы не проснулся на полу под окном.
После той ночи спать я уходил на диван в гостиной. Окна там выходили на другую сторону, и я надеялся, что монстр, если придёт, будет искать меня в спальне. Но к своему ужасу, в первую же ночь в гостиной я услышал стук копыт под окном, который раньше так наивно принимал за стук женских каблуков.
Я не мог спать, не знал, как мне спастись. Лошадь приходила каждую ночь и бродила под моими окнами из стороны в сторону, словно охотник, ожидающий, пока добыча выйдет из берлоги. Зачем она приходила, я не знал. Ей что-то нужно было от меня, но что — я боялся даже загадывать.
Но скоро пришло спасение, как мне казалось. В один замечательный день мне позвонил друг с кое-какой просьбой:
— Слушай, мы с женой уезжаем, можно тебя попросить последить за квартирой? Приходить иногда, рыбок покормить, цветы полить. Да, и ещё, можешь нашего кота к себе забрать?
Я понял, что это предложение взять небольшой отдых от ночей с белой кобылой, и я должен им воспользоваться.
— Взять кота? Хм… нет, я боюсь к себе везти вашего зверя. У меня много бьющихся предметов, тем более, что я знаю, как коты переносят смену места жительства. Предлагаю другой вариант — я могу пожить у вас, пока вы не вернётесь.
— Пожить? Ну… хм… да, ладно, давай так.
Через пару дней я уже обустраивался в квартире друга. Я решил, что простая смена места жительства поможет мне. Тем более, что эта квартира находилась на двенадцатом этаже. Уж туда никакая лошадь не заберётся.
Но в первую же ночь я вновь услышал этот ужасный стук копыт. Теперь он доносился с лестничной площадки. «Как лошадь могла попасть в подъезд?» — спрашивал я себя.
Каждую ночь эта кобыла приходила к двери квартиры и топталась, будоража моё сознание стуком своих копыт. Сильнее меня страдал только кот. Бедное животное, едва раздавался первый удар, пряталось под шкаф и начинало издавать дикое урчание напуганного зверя.
Я был на грани нервного срыва, когда через неделю вернулся мой друг, и я смог оставить эту квартиру. В тот же день, никому ничего не объясняя и даже не позвонив на работу, я собрал вещи и, загрузив их в машину, отправился на свою дачу. «Уж там-то это чудовище меня не найдёт!» — думал я.
Уже понятно, что я ошибался. Первой же ночью я услышал стук в дверь — громкий и монотонный.
Я знал, кто это. Как только раздались первые стуки, я сразу же выпрыгнул из кровати, оделся и вылез в окно. Спальня находилась на первом этаже домика, в другом конце от двери. Я бежал, жадно глотая ледяной воздух. Скоро в груди появилось болезненное ощущение, какое бывает при беге на холоде, но оно воспринималось мной лишь как призрак. Страх — вот что я чувствовал тогда. Самым ужасным была для меня тишина. Обернуться я не смел и хотел услышать ржание, стук копыт, дыхание — хоть какой-то звук! — чтобы убедиться, что чудовище гонится за мной.
Не знаю, сколько я тогда пробежал, пока усталость не заставила меня свалиться на землю. При ударе о землю в нос и рот залетели крупные комья грязи, и я попытался встать, отплёвываясь от них. Стоило мне поднять голову, как очередной приступ ужаса выключил моё сознание. Прямо перед собой я увидел белую костлявую лошадь. Теперь я видел её в полном размере — шея её была такой тонкой, что, казалось, вот-вот сломается под тяжестью головы. То, что у других лошадей называется гривой, у этой твари было лишь несколькими жиденькими волосиками.
Оно ело. Прямо перед кобылой лежало человеческое тело, и чудовище глодало череп. Голова, уже порядком объеденная, тряслась от движений челюстей лошади так, словно этот труп весело кивал. Не выдержав этого отвратительного вида, моё сознание помутилось, и я упал в обморок.
Лошадь меня не убила. Она не сделала мне ничего. Следующим днём я проснулся там же, где вырубился предыдущей ночью. Тело, сильно изъеденное, лежало всё там же, а вокруг него были следы копыт.
Что же нужно этому монстру от меня? Белая лошадь приходит каждую ночь. Всё так же топчется под окнами, или под дверью. Однажды она даже смогла позвонить в дверной звонок. Больше я не хочу гадать, что ей нужно, и почему она выбрала именно меня, да и терпеть её визиты я тоже уже не в силах. Я вижу единственное избавление для себя и единственный вариант окончания этой истории.
Солнце уже давно зашло за горизонт, и скоро я вновь услышу стук её копыт. Я не буду ждать, пока она придёт. Сейчас же я поднимусь на крышу и, наконец, освобожу себя от этого чудовищного гнёта.

Оставьте комментарий: