Адская мелодия

Эта история передана мне письмом через знакомых. Рассказана она молодым человеком лет тридцати, не пожелавшим назвать свое имя.

Музыкой я интересовался всю свою сознательную жизнь, а к окончанию школы имел за плечами несколько лет обучения в музыкальном кружке, где и изучил нотные азы. Именно там я и познакомился с ребятами, мечтавшими создать свою собственную группу, которая способна была бы превзойти популярный в то время (начало 90-х) «Ласковый май». Но, как оказалось впоследствии, из всей этой компании больше всего этого хотел именно я. Работал я тогда, как одержимый, успевая не только сходить в школу, но и самостоятельно, путем нечеловеческого упрямства, учиться играть на гитаре. Естественно, что мое старание заметили преподаватели и начали меня ставить в пример остальным, что очень не понравилось нашему лидеру, который до меня был тут любимчиком. В общем, после недолгих угроз он просто выгнал меня из группы, хотя к тому времени большая часть материала, который мы готовили для альбома, была придумана и написана мной.
В итоге после исключения из команды мне пришлось также уйти и из кружка. И только после того, как я несколько недель не приходил туда, меня вызвал на разговор преподаватель, который расставил все по местам. Как раз в то время мне в руки попала интересная книжка детского писателя Джанни Родари (наверное, многие помнят о мальчишке по имени Джельсомино, обладавшим разрушительным голосом). Меня, конечно, мало заинтересовали бы его фантазии, если бы не один рассказ, в котором говорилось о двух разбойниках, которые, записав пластинку с «психотропной» музыкой, запросто смогли ограбить всех посетителей магазина, которые при этом ничего не могли вспомнить. Меня заинтересовал не сам факт применения подобной музыки — я ничего криминального не замышлял, — а то, как она действует на подсознание. Тем более, что до этого я читал в одной из газет о человеке, который, подбирая различные мелодии, лечил людей. И у меня появилось огромное желание, какое только может быть у парня старшего школьного возраста, его превзойти. Тем более что ноты я тогда уже знал не хуже, чем какой-нибудь выпускник консерватории.
Но на деле это оказалось не так просто. Не зная, с чего начинать, я переписывал различные партитуры, проверял, что-то переделывал. И все без толку. Хотя бывало, что мои сочинения и получались относительно приятными на слух, они не вызывали того эффекта, которого я добивался. Дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как я поздно вечером от нечего делать включил телевизор. Там как раз шла передача о методах воздействия на человеческое подсознание. Получив таким образом подсказку, я отправился в библиотеку, где и обнаружил информацию, которая мне на первых порах очень помогла. Однако, если честно, все мои усилия были слишком нудными. Каждую мелодию мне приходилось разбирать по нотам, сравнивать, переписывать и снова проверять. Но тут мне тоже помог случай. К тому времени родители пообещали мне подарить хороший синтезатор, при условии, что я поступлю в ВУЗ. Я условие выполнил, а родители сдержали обещание. А в ВУЗе оказалась хорошо оборудованная музыкальная студия, в которой я увидел, как наигрываемая мелодия тут же отображается на экране компьютера. И никаких тебе проблем с напряжением слуха и записью нот вручную… А поскольку занимался я уже всем этим в одиночку, то и решил приобрести себе компьютер. Чтобы не напрягать родителей, в течение нескольких месяцев я бегал на местную железнодорожную станцию разгружать вагоны кооператорам.
Когда меня пригласили играть в ВУЗовской группе, я согласился. Примерно тогда же у меня появилась девушка, с которой мы проводили много времени вместе. Я тогда почти забросил свое хобби и вел жизнь обыкновенного студента. Но, как это часто бывает, все это было слишком хорошо, чтобы длиться долго. Неизвестно каким образом в наш ВУЗ, да еще в мою группу, попал человек, из-за которого меня в свое время выгнали из кружка. Он не только занял мое место в группе, но и стал обхаживать мою подругу. Причем делал это нагло и демонстративно, хотя и без особого успеха. В итоге мне пришлось уйти из музыкальной группы (хотя вскоре его самого тоже выгнали после того, как он попытался там наводить свои порядки) и большую часть свободного времени просто проводить дома.
Но этот отморозок, которому мешало одно мое существование, не успокаивался. Однажды, когда мы с девчонкой возвращались домой (был уже поздний вечер), он напал на нас со своей компанией. Эти сволочи, будучи в стельку пьяными, сильно избили меня, а мою девушку затянули в ближайший подвал, где по очереди изнасиловали. Утром ее нашли мертвой жильцы дома. Уголовное дело, которое завели по факту убийства, вскоре переродилось в самоубийство, а потом и вовсе заглохло. Как оказалось, в эту компанию входили дети больших начальников, чьи родители просто купили им «железное алиби». Я не помню, как пережил все эти события, похороны. Как только я вышел из больницы, я первым делом обратил внимание на стоявшую в углу моей комнаты аппаратуру…
То ли на меня так подействовали все эти события, то ли, в самом деле, во мне было столько ненависти, но уже первое мое произведение действовало настолько угнетающе, что я поневоле сделал перерыв на несколько дней (иначе можно было сойти с ума). Следующие мои произведения были еще более жуткими по восприятию. А одно из них было просто обыкновенным набором звуков, после прослушивания которых человек в прямом смысле выпадал из реальности. Похожее состояние бывает у наркоманов. Причем, самое интересное, что я действовал практически наугад, не применяя никаких специальных знаний и полагаясь исключительно на свою интуицию.
Поскольку учиться в ВУЗе я уже нормально не мог — иначе мне бы пришлось каждый день видеть эти ненавистные рожи, — я бросил учебу, устроился работать сторожем и подрабатывал на станции у кооператоров. А остальное время экспериментировал с музыкой, пока однажды в ходе подобных проб я не выделил из общей партитуры небольшой фрагмент, который проиграл еще раз. В ходе третьего по счету повтора у меня пошла носом кровь, а с разумом начало происходить нечто невообразимое. Мне просто захотелось выпрыгнуть в окно головой вниз, чтобы это состояние скорее прекратилось. В голове творилось нечто, что невозможно описать словами, разве что сказать — это был настоящий ад. В результате в тот день я жутко напился и весь вечер слушал записи органной музыки. «Отпустило» меня только на третий день.
Уже позднее, когда я полностью пришел в себя, я тщательно закодировал сам файл, его ключ и ключ от ключа. Хранил все отдельно на дискете. Это была вынужденная мера безопасности, поскольку компьютером пользовались и мои домашние. Примерно тогда же я понял, что буду делать дальше.
Конечно, у меня не было хорошей аппаратуры, но изготовить более-менее качественную запись я смог и полукустарным способом — на домашнем магнитофоне. Но прослушивать ее еще раз уже не решался. Так бы она и пылилась у меня на полке, если бы снова не подвернулся случай. Я случайно узнал у своего одногруппника, что у моего заклятого врага примерно через неделю намечается свадьба. Причем, как это ни странно, с лучшей подругой моей девушки.
Домой я прилетел пулей. Быстренько отыскав кассету, без звука перегнал мелодию в компьютер. Затем, зная о музыкальных пристрастиях своих врагов, сбегал в магазин, где приобрел их любимую музыку. Запись тоже перегнал в музыкальный редактор, соединил обе музыки, «отодвинув» свою далеко на задний план, так, что на слух она не воспринималась, и заново переписал кассету. Затем отправился в соседний город, откуда и отправил сей подарок почтой, выдумав обратный адрес. И… стал ждать.
Спустя где-то неделю после свадьбы по городу поползли леденящие душу слухи, которые дошли и до меня. Как я понял, свадьба едва не сорвалась, поскольку, получив мой подарок, парочка не только крепко поссорилась, послушав его, но и прилично подралась. И только по случайности они оба остались живы. Вызванная «скорая» накачала обоих успокоительным. Однако кто-то догадался пустить эту кассету прямо во время свадебной гулянки. В результате чего все сначала передрались, а потом жених, вынув из багажника машины «Калашников», просто перестрелял всех, на кого хватило патронов. Не скажу, что я эти новости смог воспринять спокойно, но, значит, так было необходимо провидению.
Прошло почти полгода, прежде чем я решился добраться до остальных участников этой компании. После потасовки на свадьбе их осталось только двое из тех шестерых, которые когда-то избили меня и убили мою подругу. Остальные погибли. Первого я разыскал в ночном клубе, где, устроившись подсобником на работу, просто подбросил ему кассету в карман куртки. И уже на следующий день мне кто-то рассказал, как среди бела дня в плотном городском потоке новенькая иномарка резко увеличила скорость и на полном ходу врезалась в трал, везущий строительную технику. Причем скорость была такой, что автомобиль, оставшись без крыши (а водитель, соответственно, без головы) и нырнув под трал, вылетел далеко вперед с обратной стороны. Все, кто был свидетелями «выкрутасов» на дороге, единодушно решили, что водитель был, как минимум, в стельку пьян.
Последнего же негодяя мне никак не удавалось выловить, чтобы подсунуть ему пленку. И мне пришлось почти месяц с лишним следовать за ним по пятам. Пока, наконец, однажды вечером он не возвращался домой в дымину пьяным. В темноте возле его подъезда я попросил закурить, а потом просто «подарил» ему кассету, сказав, что на ней то, что ему всегда нравилось. Расстались мы тогда очень большими «друзьями» — я едва отказался от приглашения зайти и выпить «по маленькой». А на следующий день, «случайно» оказавшись возле знакомого подъезда и разговорившись с местными бабульками, я узнал, что этого гада вчера забрали в милицию, где и убили… Как оказалось, он просто начал сходить с ума и ломиться к соседям в двери. А поскольку время было два ночи, те вызвали милицию, которую встретили сумасшедшим сопротивлением. Дебошира едва скрутили. При этом он настолько был пьян, что даже не заметил, как убил одного из милиционеров…
Последующие полгода я невольно вздрагивал, когда раздавался звонок входной двери в нашу квартиру. Мне все казалось, что кто-то разгадал мой страшный секрет (хотя разгадать его практически невозможно — любого, кто прослушал бы эти записи, уже не было бы в живых). Именно тогда я снова вернулся к осуществлению своей давней мечты — писать музыку, которая бы лечила людей. К тому времени я уже имел для этого знания и неплохую базу. А вскоре, получив предложение от американцев, заинтересовавшихся моими исследованиями, я уехал в США, где и живу до сих пор.
Лишь иногда, услышав где-то из приемника во время проигрывания рок-музыки некоторые знакомые сочетания нот — фрагментов той адской мелодии, — я невольно вздрагиваю. Тем более что те из музыкантов, кто случайно включил это нотное сочетание в свои произведения, очень часто попадали в психиатрические лечебницы. А некоторые — реальный факт — закончили свою жизнь самоубийством… Так что не дай Бог кому-нибудь из них воспроизвести эту музыку целиком!».

Оставьте комментарий: